Дело «Veritas»: кто и как отбеливал Януковича на Западе

Как Виктор Пинчук и Партия регионов вместе “топили” Юлию Тимошенко.

Суд в США раскрыл новую информацию о коррупции в Украине, пишет Голос Америки.

В последние недели лета Украина снова оказалась в центре внимания в Вашингтоне. Огромная пиар-кампания для Януковича, миллионы долларов “черной” наличности, тайные договоренности с украинскими олигархами. Все это рассказали на суде против Грега Крейга, бывшего юриста Барака Обамы, а впоследствии партнера одной из самых уважаемых юридических фирм Вашингтона Skadden. Крейга обвиняли в том, что в 2012 году он зарегистрировал свою работу на Януковича в базе иностранных агентов правительства США и скрыл эту информацию от американского правительства. Впрочем, после двух недель суда присяжные признали его невиновным.

Почему мы об этом рассказываем? Во-первых, сейчас в Украине продолжается расследование по растрате средств Минюста в 2012 году — а это и само дело, в котором фигурирует Грег Крейг. Суд в США раскрыл новую информацию о коррупции в Украине. Во-вторых, согласно документам, к проекту был привлечен украинский бизнесмен Виктор Пинчук, который хотел остаться инкогнито. Важно выяснить его роль в схемах Януковича.

На эту тему: Журналисты: Пинчук непублично посетил администрацию президента Зеленского

В-третьих, стали известны новые детали работы Манафорта на украинское правительство. До этого их не озвучивали.

Корреспондент “Голоса Америки” был единственным украинским журналистом, который две недели работал непосредственно в зале суда и детально изучал все документы дела. Он получил переписку, методички для правительства Украины, копии договоров и чеков об оплате работы. Мы расскажем о проекте по отбеливанию репутации Януковича, который получил название “Veritas”, о пиар-кампании, которую развернули на поддержку проекта и источников его финансирования.

Грег Крейг вместе со своей женой во время судебных заседаний

Veritas — это правда

— Мистер Крейг, как чувствуете себя сегодня?

— Просто замечательно! А вам как работается?

Перерывы между слушаниями Грег Крейг проводит среди своей семьи и друзей, которые приходят на каждое судебное заседание. Юрист Белого дома во времена первой каденции Обамы пытается держаться бодро, однако его поведение меняется, только слушания возобновляются и прокуроры начинают допрашивать свидетелей. Крэйг сидит в окружении своих адвокатов, скрестив на груди руки. Дело, которое рассматривает суд, имеет название “США против Крэйга”. Государство, чьи интересы он когда-то представлял на высшем уровне, теперь судится с ним.

В 2012, уже будучи партнером в юридической фирме Skadden, муж работал вместе с Полом Манафортом для Януковича. На заказ украинского Минюста Крейг вместе с коллегами подготовил юридический отчет о судебный процесс над Юлией Тимошенко и передал его для публикации в The New York Times. Отчет содержал детальный анализ дела экс-премьера на соответствие западным стандартам правосудия.

И по мнению прокуроров, истинной целью проекта было показать, что приговор Тимошенко не имел признаков политического преследования. А поскольку Крейг не зарегистрировался лоббистом и скрыл свои связи, то этим, по мнению следователей, нарушил американский закон. За это в США 74-летнему мужчине грозило до 5 лет заключения. Впрочем, своей вины он до последнего не признавал. Мол, его отчет, хоть и написанный по заказу украинского правительства, был полностью независимым и не давал оценок процесса над Тимошенко. Поэтому по словам Крейга, он не подлежал регистрации в базе иностранных агентов. Присяжные ему поверили.

Один из свидетелей, который предстал перед присяжными в первую неделю суда, — Год Гейтс, партнер Пола Манафорта. По его словам, они решили доверить задачу Крейгу за его блестящую репутацию. “Было бы замечательно, если бы отчет подготовил кто-то из таких фигур, как Крейг. Это бы вызвало большее доверие у западных лидеров”, — сказал Гейтс.

Доверие Запада к украинскому правительству была именно тем, что пытался получить Манафорт. Подготовка отчета американских юристов получила название “Проект “Veritas”, то есть “правда”. Он стал частью большей кампании с названием “Engage Ukraine” (привлечь Украину): ее основной целью было обелить репутацию Виктора Януковича, который на то время еще декларировал курс Украины на сближение с ЕС.

Помешать этому сближению стояло заключения Юлии Тимошенко. В 2012 году, несмотря на проведение чемпионата Европы по футболу и попытки украинской власти показать свои европейские стремления, западные медиа писали о политических репрессиях в Украине, на улицах европейских столиц вывешивали плакаты “Freedom for Julia”, а на встречах с западными политиками одним из первых всегда поднимался вопрос освобождения Тимошенко. Такой подход надо было переломить.

“Важнейшим для украинской власти было изменить мнение о “выборочное правосудие” в Украине”, — сказал в суде Год Гейтс. Вместе с Манафортом они рассчитывали, что основным выводом отчета фирмы Skadden будет такой тезис: “Суд был законным, Юлия Тимошенко совершила преступление, и приговор был должным”. Именно такая формулировка неоднократно упоминалось в рабочей переписке политтехнологов. И на убеждение Река Гейтса, в отчете этот вывод был.

“Сильный” генпрокурор

Фирма Skadden во главе с Грегом Крейгом исполнила в Украине огромную работу. Юристы детально изучали материалы дела и консультировались с другими экспертами относительно касательных вопросов. По иронии судьбы, в списке задач Крейга сразу после консультаций с Манафортом было “обсудить дело Павла Лазаренко с Робертом Мюллером”. С тем самым Робертом Мюллером, который через 5 лет возглавит расследование российского вмешательства в американские выборы.

Основная работа над 186 страницами отчета длилась 7 месяцев: с марта по сентябрь 2012 года. Ежемесячно представители фирмы посещали Украину, иногда по несколько раз. Например, в апреле юристы Skadden совершили четыре поездки из США в Киев. Лишь один Крейг тогда приезжал в столицу Украины трижды. Интервалы визитов впечатляют — юрист прилетал в Киев на четыре дня, на выходные возвращался в США, и в понедельник снова летел по делам в Киев.

Фрагмент из графика командировок Грега Крейга в апреле 2012 года

Официальным заказчиком проекта “Veritas” было Министерство юстиции Украины. Сначала речь шла лишь о подготовке якобы независимого отчета, однако уже после первой встречи в Киеве фирме Skadden предложили приобщиться и до двух других проектов. Речь шла о юридическую помощь генпрокуратуре в втором суде над Тимошенко, а также о консультировании Минюста в деле экс-премьера в Европейском суде по правам человека. Следовательно, беспристрастность американской команды после этого встала под вопросом.

И несмотря на то, что Skadden работала на Минюст, де-факто за всей работой стояла Генпрокуратура в лице Виктора Пшонки и его заместителя Рената Кузьмина. Американские юристы посещали офис генпрокурора почти во время каждой поездки в Киев. Именно Пшонке отчитывались о работе, ему присылали перевод отчета. Министр юстиции Александр Лавринович не имел такой чести — согласно документам, с ним виделись всего несколько раз. После первой встречи с прокурором Крейг в письме своим партнерам написал: “Генпрокурор Пшонка — сильный мужчина. Он выглядит захваченным нашими проектами”.

Для того, чтобы написать полный отчет и разобраться в деле, эксперты должны были опросить как можно более широкий круг людей со всех сторон. Они провели серию интервью с Азаровым, Пшонкой, Кузьминым, судьей Родионом Киреевым, экс-главой Нафтогаза Олегом Дубиной, омбудсманкою Валерией Лутковской. Несколько раз виделись с Виктором Ющенко и Юрием Ехануровым. А также посещали колонию в Харькове, чтобы лично пообщаться с Юлией Тимошенко и ее адвокатом Сергеем Власенко.

(Не)зависимая экспертиза

Встреча с Тимошенко была крайне важна для команды Крейга. Юрист настаивал на том, что он не может выдать отчет без ее показаний. С этим согласился Манафорт и украинская власть. Крейгу настаивал, что это необходимо, чтобы его фирма сохранила репутацию. Украинской же власти репутация его фирме была важна, чтобы международное сообщество признало отчет независимым. В переписке с Манафортом Крейг писал, что боится, что черновик его отчета злиють журналистам. “Худшее, что может случиться с этим проектом, с нашей фирмой, с твоим клиентом и со мной, это если кто-то с вашей стороны злиє журналистам неправдивую историю, что “Skadden признала Тимошенко виновной”. Такая история была бы катастрофой”.

Фрагмент из частной переписки Грега Крейга с Полом Манфортом

На эту тему: Манафорт проведет в тюрьме более семи лет

Впрочем, встреча с Тимошенко была под угрозой срыва. Сергей Власенко относился подозрительно к юристов Skadden через непонятные источники их финансирования. Во время допроса на суде Крейг признался: если бы Власенко также узнал о том, что Skadden помогала прокуратуре во втором суде над Тимошенко, то встречи бы не состоялось. Более того — тогда бы о дополнительной сотрудничество узнали СМИ и весь проект “Veritas” оказался бы под угрозой, ведь стало бы понятно о конфликте интересов. Однако впоследствии о встрече удалось договориться в обход Власенко — этому поспособствовали лоббисты Тимошенко в США. Наконец, как власть, так и оппозиция были выслушаны. Это позволило закончить отчет.

Предыдущий текст завершили писать в сентябре. Впрочем, украинское правительство получил его только в ноябре — в течение двух месяцев в него вносили правки и переводили на русский и украинский язык. В суде Крейг утверждал, что его отчет вышел абсолютно неангажированным.

“Мы приехали в Украину как независимая группа экспертов, а не для того, чтобы написать то, что хотело правительство. Они хотели написать, что политического преследования не было. Я же не делал никаких выводов, а просто привел факты. И среди прочего указал также на то, что в процессе над Тимошенко были нарушения!” — эмоционально убеждал присяжных Крейг. “Как я могу быть агентом иностранного правительства, если делал противоположное интересов этого правительства?”

И похоже, в Киеве так не считали. По словам Пола Манафорта, украинское правительство и генпрокуратура были очень довольны проектом. После окончания работы, в письме Крейга он писал: “Начальное развитие очень эффективен, и ты стал до всего этого ключом. По крайней мере, сегодня все в Киеве очень счастливы. Им понравился отчет и особенно то, как медиа его обыгрывают. В моих разговорах с европейцами, реакция очень положительная. … Время для праздничного ужина, я угощаю!”

“Я рад, что все получилось так хорошо. Господин Власенко очень глупый человек, и каждый день наносит вред делу своей клиентки”, — ответил ему Крэйг. И добавил, что его приглашают на личную встречу с Виктором Януковичем.

Однако от самого отчета не было бы такого эффекта, если бы не огромная пиар-кампания, которая разворачивалась параллельно с его написанием. Пока Крейг и его команда работала над юридическим аспектом отчета, пиарщики разрабатывали стратегию его продвижения и эффективной подачи. Она включала медиа-тренинги для генпрокуратуры и правительства Украины, методички для министров и послов, прописанные ответы на вопросы журналистов, пошаговый план публикаций в мировых СМИ и встречи с ключевыми западными политиками.

Какие методички для ГПУ и правительства Януковича писали западные лоббисты

В этом разделе расскажем о грандиозной пиар-кампанию, которую развернули на поддержку проекта. И об источниках ее финансирования.

Грег Крейг перед журналистами

Стратегия с долей критики

Доверие Запада к украинскому правительству была именно тем, что пытался получить Пол Манафорт. Именно это и было в ядре проекта “Veritas” — его основной целью было обелить репутацию Виктора Януковича, который на то время еще декларировал курс Украины на сближение с ЕС. В 2012 году на этом пути стояло заключения Юлии Тимошенко, на Западе постоянно говорили о политических преследованиях в Украине. Манафорт пытался изменить это представление.

В фундамент этого плана Манафорт заложил отчет от уважаемой юридической кампании со США. По заказу Минюста Украины фирма Skadden во главе с Грегом Крейгом провела огромную работу, анализируя судебный процесс и встречаясь с его ключевыми игроками в Украине. Впрочем, кроме самого отчета, Skadden работала и над двумя дополнительными проектами. Американские юристы помогали генпрокуратуре во втором суде над Тимошенко и консультировали Минюст в ее делу в Европейском суде по правам человека.

Сам отчет опубликовали в середине декабря 2012 года. За сутки до этого Грег Крейг на эксклюзивных правах передал отчет в New York Times, где на основе него подготовили публикацию. “Статья не была лучшей, но по крайней мере она вышла нейтральной. И она имела свое влияние. С нашей точки зрения, успех был замечательным”, — засвидетельствовал в суде партнер Манафорта Год Гейтс. Влияние, о котором упомянул человек, включал в себя волну, которую подхватили другие медиа. Это было частью плана политтехнологов: опубликовать статью в одном крупном издании, чтобы потом журналисты из других западных СМИ распространили ее в себя. План сработал.

Однако от самого отчета не было бы такого эффекта, если бы не огромная пиар-кампания, которая разворачивалась параллельно с его написанием. Для этого Манафорт нанял лондонскую фирму FTI во главе с Джонатаном Хокером — на сотрудничестве с ними настоял сам Грег Крейг. В суде на этом настаивали прокуроры. Допрашивая топ-чиновницу Министерства юстиции США, которая отвечала за регистрацию лоббистов в базе иностранных агентов FARA (Foreign Agents Registration Act), они указывали на участие Крейга в разработке стратегии.

— Сообщал ли Грег Крейг, письменно или при встрече, что для продвижения отчета была разработана пиар-кампания?

— Нет.

— Или он вспоминал, что встречался с пиарщиками для разработки этого плана?

— Нет.

— Что дал свой отчет журналистам до его официальной публикации на сайте фирмы?

— Нет.

— Была бы эта информация важна для регистрации иностранным агентом?

— Да, эта информация была бы очень важной.

— Спасибо, у меня больше нет вопросов.

Однако суд постановил, что Крейг не занимался скрытым лоббизмом в США. Сам Крейг также настаивал: его компания не принимала участия в пиар-кампании. Над отчетом работал он, а вот лоббизмом и продвижением занимался Манафорт. И уж как этот отчет использовали — вопрос к нему.

В свою очередь, лондонские пиарщики совместно с Манафортом имели очень конкретные планы на отчет Крейга. Политтехнологи разработали изощренную стратегию: они не хотели, чтобы сложилось впечатление, что проект шит белыми нитками, поэтому в отчете Skadden должна быть и доля критики. Вот некоторые пункты из их плана коммуникаций:

— Отчет заказало Министерство юстиции, не офис генпрокурора;

— Отчет сделает вывод, что суд был законным, и что Юлия Тимошенко совершила преступление, однако вспомнит, что были некоторые несоответствия с западным правосудием.

— Отчет будет содержать некоторую критику генпрокурора и судьи, а наши оппоненты эту критику используют.

Впрочем, уже в начале работы над проектом “Veritas” в пиар-фирме FTI возникли разногласия. Для успешной работы необходимо было привлечь не только офис в Лондоне, но и филиалы в Брюсселе, Париже, Берлине и в США. Но судя из переписки специалистов, единодушия не было. “Наша команда в Брюсселлі непоколебима: они говорят, что мы не должны представлять действующий украинский режим, что еврокомиссары бойкотируют футбольный турнир, участие в проекте станет суицидом для нашего бизнеса”, — говорилось в одном из писем.

Однако решение уже было принято, и FTI начала работу над своим планом. Он включал действия как перед публикацией отчета Skadden, так и после нее. В нем были прописаны шаги для правительства Украины, стратегия работы со СМИ и общения с западными политиками, объяснено, как следует реагировать на критику, что можно говорить, а что нет. Словом, в нем было просчитано все до малейших деталей.

Пол Манафорт

Методички для украинской власти

Манафорт был заинтересован в том, чтобы вся работа выглядела максимально чистой для журналистов и международного сообщества. В большой степени это зависело от подготовки украинских чиновников. Следовательно, специалисты FTI провели ряд медіатренінгів для генпрокуратуры и Минюста и учили их, как следует общаться со СМИ и как реагировать на провокационные вопросы.

Позже они разработали подробную методичку для всех ключевых сторон. В ней были прописаны заявления для Виктора Януковича, депутатов “Партии регионов”, генпрокуроратури, судьи Киреева, Минюста, Министерства закородонних дел, пенетенциарной службы, а также даны наставления для украинских дипломатов в разных странах мира. FTI определила, в каком порядке кто должен делать заявления, которые учреждения должны занять активную позицию, а лишь реагировать на запросы медиа, и что делать, если появятся совсем неожиданные проблемы.

И украинские чиновники действовали по этим методичкам. Заявление, обнародованное на сайте Минюста в день публикации отчета Skadden, совпадает с тем, что написала для Министерства пиар-служба.

“Доклад, который публикуется сегодня на сайте Министерства юстиции Украины, свидетельствует о том, что Юлия Тимошенко безосновательно утверждает о политической мотивации в этом деле и не дает никаких фактов, которые могли бы стать причиной для отмены ее приговора согласно европейских или американских стандартов. В докладе также отмечено, что поведение Ю.Тимошенко в суде было бы неприемлемым в других странах и, скорее всего, это имело бы последствием решение о неуважении к суду”, — говорится в заявлении Министерства. Но этот фрагмент подготовили в лондонской фирме FTI.

Выдержка из методички для Минюста Украины

В ГПУ также отреагировали согласно написанной методички. В комментарии “Радио Свобода” заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин сказал: «Если и были какие-то нарушения европейского законодательства относительно Юлии Тимошенко, то это является виной не прокуроров, судей или адвокатов. Это наследие советской уголовно-правовой системы и – старый, несовершенный Уголовно-процессуальный кодекс”.

Именно такой ответ для генпрокуратуры подготовили пиарщики, нанятые Манафортом. Они прописали, что генпрокуратура должна ссылаться именно на недоксоналий уголовный кодекс и пост-советскую систему. Кузьмин эти указания выполнил.

Выдержка из методички для генпрокуратуры Украины

Кроме этого, рекомендовали генпрокуратуре выступить с частичной критикой отчета Грега Крейга, чтобы таким образом дистанцироваться от причастности к его написанию. Иными словами, сблефовать. Но подчеркнуть, что несмотря на все, Юлия Тимошенко совершила преступление и должна быть наказана. “Это преступление, жертвами которого является каждый гражданин Украины. Через эту хитрую сделку люди платят за газ больше, чем жители Европы, и они прикованы к этому контракту на 10 лет”, — говорилось в подготовленной заявлении.

Подготовлены ответы на десятки возможных вопросов журналистов написали для всех ключевых ведомств. Например, на вопрос “Если Минюст платит Skadden, то как фирма может быть независимым?” в Министерстве юстиции должны были ответить так: “Мы просили их выполнить задание и подготовить отчет. И этот отчет является абсолютно независимым”. А на вопрос “Отчет не делает выводов относительно политической мотивации. Но это было основной мыслью, которую вы хотели донести. Вы не разочарованы?” в ГПУ надо было ответить таким образом: “Напротив, в отчете четко указано, что доказательств политического преследования нет. Теперь это вне всякого сомнения. И мы очень приветствуем этот вывод”.

Кроме этого, особый акцент делался на роль МИД и украинских посольств за рубежом. Ведь отчет готовился не столько для украинского общества, как для международного сообщества. Итак, Манафорту следовало убедиться в том, что на Западе его прочитают так, как надо.

Встречи с иностранными политиками

Именно поэтому была еще одна очень важная часть пиар-стратегии. Она касалась прямой коммуникации с ключевыми западными лидерами, в том числе и личных встреч с ними. С помощью посольств Украины отчет донесли до первых лиц в Брюсселе, Берлине, Париже, Риме, Лондоне и других европейских столицах. Кроме этого, направили его в крупные общественные организации и аналитические центры.

Относительно конкретных политиков в Европе, то речь шла об общении с председателем Еврокомиссии Жозе-Мануэлем Баррозу, президентом Европарламента Мартином Шульцем, представительницей ЕС по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон, еврокомиссаром Штефаном Фюле, а также с евродепутатом Пэтом Коксом и экс-президентом Польши Александром Квасьневским, которые тогда возглавляли мониторинговую миссию Европарламента.

Их задачей было следить за состоянием правосудия в стране. Иначе говоря, Кокс и Квасьневский были глазами и ушами Евросоюза в Украине. Ожидалось, что именно их решение должно стать решающим при подписании Соглашения об ассоциации. Выводы миссии были критически важными для ЕС — а значит и для Януковича, который тогда еще планировал подписать соглашение с Евросоюзом.

Именно Кокса и Квасьневского считали одними из самых важных людей для успешного восприятия отчета Skadden на Западе, поэтому общению с ними уделили больше всего внимания. Если коммуникацию с другими западными лидерами проводили как правило через переписку или телефон, то в этом случае МИД попросил Грега Крейга лично прилететь в Варшаву и приватно встретиться с Александром Квасьневским.

Однако в то время Крейг был занят другими делами, а затем до Варшавы улетел его партнер. Он встретился с президентом Польши, а также с польским МИД за день до публикации отчета Skadden. И похоже, этой встречей были довольны обе стороны. “Варшава прошла очень хорошо. Квасьневский был очень впечатлен”, — писал в письме Крейгу его соратник.

Александр Квасьневский и Пэт Кокс в Верховной Раде Украины

Кроме Европы, работу провели также в США. Выдержки из отчета донесли администрации Барака Обамы, а также лидеру демократов в Сенате Гарри Рейд, и спикеру Палаты представителей Конгресса республиканцу Джону Боенеру.

Вдобавок развернули большую медиакампанию. Кроме New York Times, которым слили отчет еще раньше, информацию о нем разослали другим крупным СМИ в США и в Европе. Манафорт и фирма FTI совершили огромную работу для того, чтобы распиарить отчет Грега Крейга на Западе с таким месседжем, который был нужен именно им. И в определенной степени им это удалось. На суде Грег Крейг показал: “По моему мнению, западные медиа неправильно подали наш отчет. Они сказали, что Skadden не нашла никаких нарушений”.

Впрочем, по мнению Крейга, было одно англоязычное СМИ, которое подало информацию наиболее корректно. “Это было киевское издание KyivPost. Из всех, они написали наиболее точную и сбалансированную статью про наш отчет — несмотря на то, что это издание было в оппозиции к Януковичу и поддерживало Тимошенко”, — сказал Грег Крейг.

Масштабы работы, которую с одной стороны выполнила Skadden, а с другой FTI впечатляют. Возникает логичный вопрос: сколько им за это заплатили? За работу юристы и пиарщики получили миллионы долларов, которые им платили в обход закона. Часть из этих денег была из украинского бюджета. Остальную часть, согласно документам и показаниям, заплатил Виктор Пинчук. О деталях финансирования, сокрытие источников денег и проблемы, которые с этим возникли в США, читайте дальше.

Тайна Пинчука и коррупционные схемы Минюста

Расскажем о коррупционных схемах, с помощью которых финансировали работу амерканських юристов: как из государственного бюджета, так и за средства олигархов.

“Почему я хотел взяться за этот проект в Украине? Понимаете, когда Манафорт предложил это, моя карьера в юридической фирме подходила к завершению. Поэтому я был захвачен этим новым вызовом”, — вспоминал Грег Крейг во время показаний в суде. “Это должна быть сложная работа — взглянуть на политические споры в Украине через западную призму. И с другой стороны, это была возможность узнать больше о стране, пыталась провести реформы, справиться с прошлым и построить современные институции, которые бы наблизилили ее в ЕС”.

Грег Крейг выглядел перед присяжными искренне. Однако похоже, был еще один фактор, который мотивировал юриста: деньги. Много денег. За написание отчета о суде над Тимошенко фирма Skadden получила около 6 миллионов долларов США. Государственных и частных.

Де-факто за проектом стояла ГПУ в лице Виктора Пшонки и его заместителя Рената Кузьмина (сейчас депутата Верховной Рады от Оппозиционной платформы). Американские юристы посещали офис генпрокурора почти во время каждой поездки в Киев, и именно ему отчитывались о работе. А пиар-фирма FTI, которую специально наняли для продвижения проекта, проводила для Пшонки и Кузьмина специальные медіатренінги и учила, как общаться с журналистами. Но несмотря на все это, официальным заказчиком работы было Министерство юстиции. Если бы это сделала ГПУ, автоматически бы встал вопрос о цели проекта и его незаангажированность.

Как показал в суде партнер Манафорта Год Гейтс, фирму Skadden они выбрали потому, что она имела хорошую и прозападную репутацию. А авторитет и связи Грега Крейга, бывшего юриста Белого дома, говорили сами за себя. Для проекта по отбеливанию имиджа Януковича это было то, что надо. Впрочем, согласно закону, для закупки таких услуг государство должно провести тендер.

Эту процедуру надо было обойти. Для этого решили использовать старую схему: оформить контракт на значительно меньшую стоимость, чтобы он не подлежал под тендерные закупки, а основную сумму денег заплатить неофициально. В 2012 году еще не существовало системы ProZorro, и минимальная стоимость закупок, для которых государство должно провести тендер, составляла 100 000 гривен. Поэтому первый контракт с фирмой Skadden Украина заключила на 95 000 гривен, на то время чуть меньше 12 000 долларов США. Его подписал заместитель министра юстиции Андрей Седов.

Напомним, что кроме большого отчета на 186 страниц, Skadden также помогала ГПУ во втором суде над Тимошенко и консультировала Минюст относительно дела Тимошенко в Европейском суде по правам человека. В переписке с Манафортом Грег Крейг писал, что один час (!) его услуг стоит 1150 долларов (а к работе над отчетом кроме него была вовлечена целая команда юристов). Над проектом они работали 9 месяцев, с апреля по декабрь 2012.

В реальности услуги фирмы стоили значительно дороже. Перед началом проекта Крейг попросил у Минюста заплатить ему аванс — 150 тысяч долларов. Переписка об оплате велось с пометкой “конфиденциально”, и в официальном контракте о дополнительные суммы ничего не упомянуто. Однако Минюст эти деньги перевел — о чем свидетельствует чек об оплате, датированный 30 марта 2012 года.

Чек об оплате 150 тысяч долларов

Через несколько месяцев Грег Крейг решил увеличить цену с 12 тысяч до 1,25 миллиона долларов. Он аргументировал это тем, что Skadden пришлось сделать намного больше работы, чем ожидалось, поэтому стоимость услуг возросла. Минюст согласился. Но применил для этого так называемую “процедуру закупки у одного участника”, которая также позволяла обойти объявление тендера и продолжить сотрудничество с предыдущим подрядчиком. По словам Манафорта, эту схему также активно применяли в течение Евро-2012. В конце концов, новый контракт с Skadden заключили уже после окончания проекта — в начале 2013 года.

Фрагмент конечного договора Минюста со Skadden

Фрагмент конечного договора Минюста со Skadden

Фрагмент конечного договора Минюста со Skadden

Впрочем, в начале публичная и официальная сумма контракта составляла 12 тысяч долларов — и она выглядела просто мелочью за те услуги, которые оказывали американские юристы. Закономерно, это вызвало вопросы у украинских журналистов и оппозиционных политиков.

“Сегодня мы имели очень странную ситуацию в парламенте. Отвечая на вопросы депутатов, министр юстиции Лавринович сказал, что сумма контракта со Skadden составляла менее 100 тысяч гривен”, — писал в июне до Грега Крейга Сергей Власенко, адвокат Юлии Тимошенко. “Мне это звучит немного смешно: двое высокопоставленных партнеров фирмы и другие сотрудники работают уже больше месяца за менее чем 13 тысяч долларов? Это правда? Я думаю, только ваши расходы на дорогу “немного” превышают 13 тысяч”.

Такие же вопросы начали поднимать в своих публикациях украинские журналисты. Начали появляться слухи, что кроме правительства, есть еще третья сторона, которая платит юристам за работу. Возможно, олигарх или крупный бизнесмен. И такой бизнесмен действительно был — им оказался Виктор Пинчук.

Деньги Пинчука

Хотя сам Виктор Пинчук отрицает свою причастность к работе над проектом “Veritas”, его фамилия звучала на каждом судебном заседании по делу Крейга в Вашингтоне. Про Пинчука говорил как сам Крейг, так и Год Гейтс — партнер Пола Манафорта, который координировал проект. Его фамилия упоминается в документах, также есть чеки об оплате услуг, которые осуществлял представитель Пинчука Даґ Шоен, который работал с ним с 2011 года. По свидетельствам Шоена в суде, первый аванс в 150 тысяч долларов (хоть осуществили перевод со счета Минюста) оплатил также Пинчук.

Виктор Пинчук

В целом, согласно документам, Пинчук заплатил за работу американских юристов 4,6 миллионов долларов. На суде Крейг рассказал, что впоследствии просил у Пинчука переслать еще больше денег, но тот наотрез отказался. Именно поэтому Крейг и просил дополнительные деньги в Минюста.

Пинчук перечислял деньги Полу Манафорту через компанию на Кипре, а уже он передал их фирме Skadden. Бизнесмен платил не только за услуги написания отчета. Он оплачивал поездки юристов в Украины и Европы, включительно с перелетами в бизнес-классе и проживанием в самых дорогих отелях Киева и суточными.

Однако помимо услуг фирмы Skadden, Пинчук также оплачивал работу лондонской пиар-фирмы FTI, с мая по декабрь 2012 года. Месяц их работы стоил 90 тысяч фунтов стерлингов плюс покрытие дополнительных расходов и налогов, поэтому общая сумма составляла минимум 720 тысяч фунтов. По тогдашнему курсу это свыше 1,1 миллионов долларов — в дополнение к предыдущим 4,6 миллионов. Итак, за проект “Veritas” Виктор Пинчук заплатил минимум 5,7 миллионов долларов США.

Из переписки понятно, что первая встреча Грега Крейга и его партнеров с Пинчуком состоялась в начале апреля 2012. Украинский бизнесмен пригласил их на завтрак в Киеве, за которым должны были обсудить все детали оплаты. Накануне встречи партнер Крейга написал ему в письме: “Это важная встреча. Не стесняйся просить много!”.

Крейг действительно был скромным. В результате, с Пинчуком заключили устную договоренность — он пообещал заплатить юристам 4 миллиона долларов плюс дополнительные расходы, однако хотел остаться инкогнито. Американские юристы просили половину этой суммы перечислить наперед. По их словам, они хотели начать работу немедленно, однако не могли ее запустить без денег.

“На первой встрече я спросил у Виктора Пинчука, чем он заинтересован профинансировать наш проект?” — вспоминал в суде Грег Крейг. “Он ответил: “Знаете, этот судебный процесс над Тимошенко и вся цепочка событий очень поляризовали общество. Это усилило раскол в стране на Восток и на Запад. Украину надо совместить. Но у нас нет единого базиса, на основе которого могут вестись дискуссии. Люди осуждают друг друга, поднялась настоящая буря агрессии. А этот отчет может все это прекратить и объединить людей”.

Позже Крейг и представитель Пинчука Даг Шон упоминали, что первое знакомство прошло очень хорошо, и все были довольны встречей. Впрочем, такие настроения продолжались недолго. Уже на следующей неделе возникли проблемы с оплатой.

“Пол, я только что встретился с Виктором, ему говорили перечислить 1,5 млн долларов. Это серьезная проблема для меня”, — писал Крейг в письме Манафорту. Похоже, он был очень взбешен. “Я понял, что речь шла о 2 [миллионы] до конца недели и еще 2 до конца месяца. … Я не хочу разбираться с этим дерьмом. Я был очень четким: мы уедем отсюда, если ваша сторона не будет придерживаться обязательств. Если не будет 2 [миллионов], завтра мы поедем домой и скажем, что мы рады выйти из этого”.

Через 2 часа Пол Манафорт отписал, что 2 миллиона уже отправили. “Картина Виктора Пинчука была неполной, это была лишь его картина. Я все уладил”. Деньги поступили за несколько дней.

Чек об оплате первых 2 миллионов фирме Skadden

Однако позже возникли дополнительные проблемы, в этот раз с оплатой услуг пиар-фирмы FTI. Они ждали на 90 тысяч фунтов оплаты вперед, однако деньги так и не поступали. По каким причинам Виктор Пинчук не спешил оплачивать услуги для правительства Януковича. FTI были этим очень недовольны и собирались прекратить свою работу в проекте. В письме Манафорту руководители фирмы писали: “Мы приняли решение и проинформировали генпрокурора Пшонку, что мы забираем нашу команду, пока не увидим осуществления платежа”.

Грег Крейг был очень обеспокоен этим, поэтому предложил Манфорту отказаться от работы с Пинчуком. “Если Виктор не желает платить, есть ли кто-то другой, кто бы мог подписаться в этом проекте?” — писал он в письме. Манафорт заверил, что волноваться нет причин, и что уладит все проблемы с бизнесменом. Впоследствии FTI решили оформить в качестве субподрядчика фирмы Skadden, и свои деньги они получили.

Инкогнито

В суде Грег Крейг и партнер Манафорта Год Гейтс рассказали, что Виктор Пинчук хотел что сохранить свою анонимность. Это создавало угрозы для проекта “Veritas”. Сложно было поверить в то, что команда юристов из США выполняет такую огромную работу всего лишь за 12 тысяч долларов. Серьезные беспокойства у Крейга и его партнеров появились в августе, после публикации в KyivPost статьи с заголовоком “Вонь Skadden”. В ней журналисты писали о финансировании проекта и ставили вопрос о дополнительных деньгах от “третьего лица”.

После этого американские юристы впервые заговорили о том, что участие Виктора Пинчука надо раскрыть, иначе это может нанести серьезных репутационных потерь их фирме. Они переживали, что статья англоязычного издания KyivPost наделает шума, и информации об источниках финансирования Skadden подхватят западные издания.

“Нам действительно нужно, чтобы Украина раскрыла источники финансирования. Проблема будет расти и расти, и становиться все хуже и хуже. Информацию надо раскрыть как можно скорее. Если мы этого не сделаем, это будет поражением для самого Пинчука, так и для правительства. И загонит нас в очень глубокую яму в западных медиа”, — писал Грегу Крейгу его партнер Клифф Слоан. Крейг ответил: “Я уже говорил Манафорту, что он должен вытащить Пинчука, добровольно или нет”.

На эту тему: Как выходцы из СССР помогают адвокату Трампа искать компромат в Украине

Разговоры о вскрытии с Пинчуком велись, однако он не соглашался на такие условия. Отказывались от такого варианта и в Минюсте, поэтому анонимность “третьей стороны” сохраняли до конца. Даже тогда, когда у Грега Крейга возникли потенциальные проблемы с законом в США. После публикации отчета, деятельностью фирмы Skadden заинтересовались в американском Министерстве юстиции. Там хотели выяснить, подлежит ли Крейг и его партнеры под регистрацию в базе иностранных агентов (FARA).

Среди прочей информации, в Министерстве юстиции просили предоставить информацию о том, кто был тем частным бизнесменом, который фінсував отчет. Однако Крейг отказывался назвать фамилию и лишь заверил, что “кроме финансирования, это лицо не имеет никакого отношения к написанию отчета”.

В суде партнер Крейга Клифф Слоан сказал: регистрация в базе иностранных агентов требовала бы раскрытия личности Пинчука. Однако это противоречило договоренностям с украинским правительством, а также корпоративной политике фирмы Skadden.

В чем был интерес Виктора Пинчука? Сложно верится в то, что он был готов заплатить миллионы долларов лишь через благие намерения “объединить украинское общество”, как показал на суде Грег Крейг. Стоит упомянуть, что в 2012-2013 Пинчук открыто поддерживал стремление Януковича сблизиться с Евросоюзом. В сентябре 2012 года на саммите YES в Ялте, учредителем которого является Пинчук, на одной из дискуссий остро подняли вопрос об освобождении Юлии Тимошенко. Тогда Пинчук присутствовал в зале и пытался вмешаться, назвав одно из выступлений в защиту Тимошенко манипуляцией.

А через год, на том же саммите он даже шутил: “если Украина заключит Соглашение об ассоциации, то мы должны переименовать наш бренд «Yalta European Strategy» на «Yanukovych European Strategy». Поэтому в некоторой степени это помогает понять его интерес в отбеливании репутации Януковича на Западе и оплату работы Грега Крейга. Однако это лишь предположения, и нельзя судить о все его мотивы.

В начале 2019 года в пресс-службе Пинчука открестились от участия в проекте: “Господин Пинчук и его команда не имели никакого отношения к работе, сделанной Skadden, включая подготовку или распространение их доклады». Впрочем, документы, свидетельства в суде и чеки об оплате свидетельствуют о другом.

На протяжении подготовки этого материала «Голос Америки» несколько раз обращался в пресс-службы фонда Виктора Пинчука и лично к пресс-секретарши его инвестиционной группы “EastOne” с просьбой о комментарии. Наши сообщения прочитали, однако никакого ответа на них мы не получили.

После того, как федеральный окружной суд в Вашингтоне начал рассмотрение дела Грега Крейга, Виктора Пинчука вызвали на допрос в ГПУ по делу растраты средств Минюста в качестве свидетеля. По состоянию на день публикации этого текста, Виктор Пинчук на допрос не явился.

По словам спецпрокурора Сергея Горбатюка, в последний день на посту генпрокурора Юрий Луценко внес изменения в Единый реестр досудебных расследований и передал 20 уголовных дел против бывших высокопоставленных чиновников в полицию и ГБР. Среди них была и дело о растрате средств Минюста на оплату услуг фирмы Skadden, в которой также фигурирует Виктор Пинчук. «Голос Америки» не смог получить независимого подтверждения этой информации. На запрос в пресс-службе ГПУ не ответили, а пресс-секретарь Юрия Луценко сказала, что «такой инфомацию не владеет».

Остап Ярыш, опубликовано в издании Голос Америки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *