«Танго смерти»: музыка за колючей проволокой III Рейха

Публичная лекция кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника музея «Территория террора» о том, как нацисты сделали музыку частью своей политики.

Ежедневная жизнь в нацистских концлагерях была полна противоречий и положила начало специфическим формам поведения, ритуалов, нормативным и ценностным системам, которые до сих пор остаются мало изученными. Когда мы анализируем повседневную жизнь за колючей проволокой с культурно-исторической перспективы, учитывая музыкальную деятельность в качестве примера, мы сталкиваемся с тревожной перспективой, которая способна расширить наше традиционное представление о культуре и ее формах.

 

В рамках нацистских концлагерей, как институтов террора, массового убийства и бесчеловечности, на регулярной основе играли музыку профессиональные музыканты и любители разного возраста, пола, национальностей. Они это делали как по принуждению (по команде), так и по собственному желанию, часто с риском для собственной жизни, в сольной партии или в составе хоров, ансамблей, джазовых групп, лагерных оркестров и даже симфонических оркестров. Они играли и создавали музыку разного рода, от легкой до классической, от традиционных народных песен до кабаре, вот джазовых мелодий до музыки оперетты.

Музыка была интегральной частью повседневной лагерной жизни во многих нацистских лагерях. Каким было назначение, влияние и значение музыки за колючей проволокой Третьего Рейха?

Существовавшего две базовые формы музыкальной деятельности: музыка, которая исполнялась по приказу СС-овцев в лагерях, и музыкальная деятельность, которая по собственной инициативе осуществлялась самими заключенными.

Заставляя заключенных играть на инструментах, нацисты тем самым переламывали их волю и унижали их как человеческие существа. Несмотря на это, музыкальная деятельность в лагерях дает нам возможность пересмотреть наше видение лагерного контингента как «серой массы» и попробовать принять концепцию «узника как культурного существа», которое сталкивалось с необходимостью поиска новых культурных техник и стратегий выживания в лагерных условиях. Несмотря на свой принудительный характер, музыкальная деятельность стала духовным утешением и определенной культурной защитой в условиях повседневной лагерного террора.

Пение по команде

Самой распространенной формой музыки по принуждению были песни заключенных по команде. Эта форма коллективной музыкальной деятельности происходила из военной традиции: главная ее функция заключалась в развитии дисциплины, поощрении музыкального ритма, воспитании таких военных добродетелей, как «надлежащий порядок». Такую практику широко использовали в концентрационных лагерях только с одним дополнительным заданием: применять ментальную и физическую силу. Надзиратели использовали пение по принуждению для запугивания и унижения ослабленных заключенных: после тяжелой физической работы петь означало осуществить чрезвычайное физическое усилие.

Заключенные Яновского концлагеря

Пение песен под принуждением был частью повседневной жизни в лагерях. Исполнение песен по команде осуществляли в нескольких случаях: во время марша, выполнения упражнений, переклички и при возвращении с работы. Часто пение было обязательным даже во время работы. Ни были редкими случаи использования пения для создания ужасного фона для выполнения экзекуций, как садистское средство унижения и издевательств.

Надзиратели заставляли заключенных исполнять как хорошо известные песни, так и новые композиции, которые возникшим в лагерях на заказ нацыстов. Кроме этого, многие нацистские концлагеря имели собственные гимны, такие, например, существовавшего в лагерях Треблинка, Бухенвальд, Заксенхаузен, а также в Яновском лагере.

В тему: Треблинка. Воспоминания: «Не все можно выразить словами…»

В последнем возникали песни, которые следует назвать народными, поскольку их составляли коллективно. В них описывали жизнь в лагере, отдельные события. К сожалению, большинство этих песен не дошли до нашего времени. А сохранившиеся песни имеют сатирический характер — это известный лагерный черный юмор. Одним из авторов этих песен был известен до войны писатель, сценарист и автор текстов к популярным песням Эмануэль Шлехтер (1904-1943), погибший в Яновском лагере во время его ликвидации.

Лагерные оркестры

Особой формой музыкальной деятельности за колючей проволокой были лагерные оркестры, или Lagerkapellen. С какой целью нацисты создавали оркестры в концентрационных лагерях и лагерях смерти и каковы были их функции?

Музыку нацисты целенаправленно использовали как составляющую политики террора.

Первые оркестры за колючей проволокой в Третьем Рейхе возникшим с появлением первых концлагерей в 1933 году. Они были в лагерях Ораниенбург, Зонненбург, Гонштайн и Дюргой вблизи Бреслау (современный Вроцлав). Изначально нацисты использовали лагерные музыкальные коллективы, чтобы «украсить» и скрыть реальное положение дел в лагерях.

Оркестр Яновского концлагеря

После реорганизации системы концлагерей в 1936 году тюремные ансамбли появились в трех лагерях: Саксенхаузен, Бухенвальд и Дахау. С расширением сети концлагерей с дочерними отделениями в оккупированной нацистами Европе получили развитие также официальные музыкальные коллективы. Большинство крупных лагерей, некоторые большие лагерные отделения и почти все лагеря смерти создавшего собственные оркестры. В некоторых лагерях функционировало сразу несколько ансамблей, как, например, в лагерном комплексе Аушвиц-Биркенау (всего шесть, включая единственный женский оркестр в Биркенау под управлением Альмы Марии Розе).

Часто лагерные оркестры возникали вследствие того, что комендант хотели последовать примеру своих «коллег по цеху» и ради утверждения собственного престижа и «культурного реноме» в нацистской лагерной империи создавали собственные музыкальные коллективы. Функционирование оркестра за колючей проволокой требовало значительного организационного ресурса, поскольку для этого должны быть обеспечены соответствующие условия для проведения репетиций, ноты, инструменты, отбор талантливых музыкантов и дирижеров из числа заключенных. Некоторые лагерные руководители были настоящими поклонниками высокой музыки и пытались сочетать свои музыкальные увлечения с преступной деятельностью в лагере.

Большинство лагерных оркестров были среднего размера и просуществовали от нескольких месяцев до нескольких лет. Они сочетали как любителей, так и профессионалов, которые исполняли произведения по приказу лагерной администрации. Состав музыкантов варьировался от временных трио в Треблинке с мандолиной, скрипкой и духовым инструментом до полноценного оркестра из 80 человек в главном лагере Аушвиц.

Репертуар лагерных коллективов обычно содержал все формы тогдашней музыкальной жизни: марши, песни, лагерные гимны, салонную музыку, легкую музыку, танцевальную музыку, хиты, мелодии из кино и оперетты, классическую музыку, отрывки из опер и др. Также в лагерях рождались новые аранжировки и оригинальные композиции. Любая соответствующая музыкальная программа была приспособлен к нуждам и интересам лагерной администрации и зависела от функций, которые выполнял лагерный оркестр, как и от его статуса, состава и технических возможностей.

Яновский концлагерь

Музыканты лагерных оркестров, как правило, имели особые привилегии и по сравнению с другими заключенными, совсем не выполняли или выполняли нетрудную физическую работу, не испытывали ежедневных издевательств и пыток (это одновременно не освобождало их от выполнения прихотей СС-овцев), получали лучшую еду и одежду, спали в чистых бараках, могли чаще принимать душ и тому подобное. По своему статусу они принадлежали к высшей касте в иерархии заключенных. По этому поводу музыканты часто становились объектом зависти и даже презрения и осуждения со стороны других заключенных. Благодаря своей деятельности в лагере некоторые из музыкантов смогли пережить Холокост. Многие из них потом страдали от личного чувства вины, которая сочеталась с глубоким раскаянием в том, что он (она) были вынуждены использовать свой талант, чтобы спасти свою жизнь. Кое-кто уже никогда не смог снова взять в руки музыкальный инструмент.

В тему: “Дело ЭАК”: растрелянная культура

Взамен за определенные привилегии музыканты должны были играть временами во время перекличек и пересчета заключенных, несмотря на погодные условия. Музыкантов заставляли беспомощно наблюдать за тем, как систематически и массово убивают их соплеменников.

Лагерные оркестры исполняли различные функции в зависимости от профессионализма музыкантов, интересов администрации и типа лагеря:

1) Исполнение ритмичных мелодий и маршей при выходе тюремных бригад на работу за пределы лагеря и их возвращения обратно. Кроме повышения дисциплины и рабочего духа истощенных узников, оно носило сугубо прикладное значение: поддержание ритма и рабочего марша помогало осуществлять подсчет заключенных на ходу.

2) Исполнение музыкальных произведений в качестве фоновой музыки во время проведения нацистами актов физического наказания и казны узников, как демонстрация неограниченной власти СС.

3) Музыкальная игра во время лагерных церемоний и празднования нацистских праздников. Оркестры выступали своеобразной «витриной» лагерях во время инспекций высокопоставленных чиновников из СС и других гостей, по-своему рекламируя порядок и дисциплину лагеря.

4) Развлечения для лагерной администрации и самих заключенных. В этой своей функции оркестры поддерживали определенную «культурную жизнь в лагерях», давая концерты для надзирателей и заключенных (по разрешению администрации). Такие концерты проходили в лагерях Аушвиц, Бухенвальд, Дахау, Гузен, Матхаузен, Нойенгамм и Штуттгоф. Некоторые узники вдохновлялись силой музыки, в то время как другие отказывались участвовать в этой навязанной форме досуга, поскольку она была мучительным напоминанием о лучших временах на свободе. Кроме этого, оркестры удовлетворяли «музыкальные потребности» СС-овцев. Любители музыки среди высших эшелонов лагерной администрации любили классическую музыку, в то время как обычные надзиратели и мелкие служащие предпочитали легкую музыку для проведения своих пьянок, оргий и забав.

5) Введение в заблуждение-это: новоприбывших заключенных. Такая практика, в частности, была в Аушвице, где транспорт с евреи встречали с музыкой, чтобы сокрыть судьбу, которая была для них приготовлена в газовых камерах. Оркестр в Аушвице, состоящий из лучших музыкантов из среды заключенных, играл польскую, венгерскую и чешскую музыку. Оркестр играл во время селекции новоприбывших, когда женщин, детей, пожилых людей и больных отделяли от трудоспособных заключенных и направляли в газовые камеры.

«Танго смерти»

Летом 1942 года в Яновском лагере во Львове по инициативе заместителя коменданта лагеря унтерштурмфюрера Рихарда Рокита был создан оркестр из заключенных музыкантов и композиторов Львова во главе со скрипачом Леопольдом Штриксом и дирижером львовской филармонии и оперы Якубом Мундом, который в разный период насчитывал от 30 до 60 человек. В частности, в состав оркестра также входили известные музыканты: Зигмунт Шац, Марек Исидор Бауэр, Йозеф Герман, Эдвард Штайнбергер, Лео Шафф, Мацей Штрикс, Ледерман, Артур Голд и другие.

До войны Рихард Рокита был скрипачом джазового оркестра в Катовице. Во время своей службы во львовском лагере он не утратил страсти к музыке, стал «крестным отцом» и покровителем музыкального оркестра. В нем сочетались черты серийного убийцы с поклонником высокого искусства. Ракита внимательно прислушивался к исполнению мелодий и следил за каждым звуком. Как-то услышав, что один из музыкантов сфальшивил, он тотчас его расстрелял.

Оркестр Яновского концлагеря исполняет «танго смерти»

Музыканты Яновского лагеря, как и в других немецких концлагерях, имели определенные привилегии, в отличие от остальных заключенных, и находились в особом статусе под протекцией заместителя коменданта лагеря Ракита. В течение дня заключенных оркестра обычно не привлекали к физическим работам и они играли для надзирателей СС и лично коменданта лагеря оберштурмфюрера СС Густава Вильгауса, который был большим «любителем искусства».

Каждое утро оркестр исполнял ритмичные мелодии и марши во время выхода заключенных на работу в составе бригад. Музыканты размещались на специальной платформе в наблюдательной вышки вблизи выхода из внутреннего лагеря. С другой стороны ворот стояла будка, из которой каждое утро смотритель записывал количество заключенных, выходящих на работу. Ритмичныие мелодии поощряли маршевый шаг и должны были «настроить» заключенных на работу. Нередко оркестр играл также во время традиционного утреннего «аппеля» (смотра), который сопровождался пытками и убийством узников за малейшую провинность.

Заключенные играли на ударных (барабан), духовых (саксофон, кларнет, флейта, аккордеон) и струнных смычковых (скрипка) инструментах. Наличие нескольких типов инструментов, партитуры, а также способ размещения музыкантов дает возможность говорить о существовании оркестра.

В тему: Расстрельный список. Как Моссад вел охоту за палачами еврейского народа

Музыкантам заместитель коменданта лагеря Рихард Рокита приказал написать особую мелодию уничтожения, получившую название «танго смерти» (по одним данным, непосредственным автором этой мелодии был скрипач Зигмунд Шац, по вторым — пианист Штайнбергер, еще по вторым — музыкант Шлехтером). Нацисты заставляли оркестр исполнять эту мелодию во время массовых казней евреев в урочище Пески и вторых местах. Для многих узников эта мелодия стала последним звуком, который они услышали перед смертью.

Оркестр также играл во время проведения селекции узников из гетто и их погрузки в вагоны-телятники на станции Клепаров для дальнейшей отправки в лагеря смерти.

Работник технического бюро лагеря Штрайсберг сфотографировал оркестр во время исполнения какой-то мелодии. Эту фотографию нашли гестаповцы, и за это его повесили. Фотографию сохранила и передала в 1944 году советской следственной комиссии Анна Пойцер, которая работала на кухне для лагерной охраны. Фотография «танго смерти» была впоследствии представлена советской стороной на Нюрнбергском процессе.

Незадолго до ликвидации лагеря в ноябре 1943 года немцы убили и членов оркестра. Во время исполнения «танго смерти» музыкантов по одному отводили в сторону и на глазах у других под музыкальное сопровождение расстреливали. Таким образом был уничтожен весь оркестр Яновского лагеря. Последним расстреляли Леопольда Штрикса.

Деятельность оркестра в Яновском лагере в 1942-1943 гг. была проявлением более широкого феномена в рамках нацистской карательной империи, где музыка неразрывно сочеталась с политикой террора и массового уничтожения евреев. История лагерного оркестра во Львове не была уникальной, а вписывалась в более широкий контекст, где каждый руководитель крупного лагеря пытался поддерживать «культурное лицо» порученного ему учреждения.

Репертуар и функции лагерного оркестра во Львове во многом были похожи на то, которые были в других лагерях. В отличие от других оркестров, музыкантам Яновского лагеря не удалось спастись благодаря своей деятельности. Несмотря на наличие определенных привилегий, гарантированных лагерной администрацией, они погибли, как и остальные заключенные, под звуки собственного «танго смерти».

Александр Пагиря, опубликовано в издании Zbruch

Перевод: Аргумент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *