Полгода борьбы с травлей в школах — эксперт подводит итоги

В середине прошлого учебного года в Украине начали активную борьбу с травлей в школе — парламентарии приняли так называемое антибуллинговое законодательство. Анатолий Пазичук, юрист, координатор проектов и правозащитных программ Офиса регионального развития, подытожил для Центра прав человека ZMINA полгода действия закона.

221 административных протоколов о травле за полгода

В настоящее время отечественное законодательство по противодействию травле в учебных заведениях проходит этап своего становления. До недавнего времени действия буллеров, в случае существования угрозы жизни, здоровью, чести и свободы граждан, преимущественно квалифицировали как хулиганство по Уголовному кодексу. А к ответственности за действия детей чаще всего привлекали их родителей по Кодексу об административных правонарушениях. Понятие буллинг длительное время не фигурировало в законе вообще, как не было и четких механизмов противодействия травле.

В тему: Травля (или буллинг) меняет подростковый мозг. Из-за стресса некоторые зоны мозга у молодых людей уменьшаются в объеме

Лишь в начале 2019 года в украинском правовом поле появилось определение «буллинг», введенное в так называемом антибуллинговом законодательстве. Условно этот закон состоит из двух частей — наказание и профилактика.

В части наказания установлена административная ответственность за буллинг и сокрытие его совершения. И как раз в этом направлении успехи очевидны — за полгода сотрудники полиции составили 221 административный протокол. Лидерам по составлению протоколов и их рассмотрению в судах оказались Киевская, Херсонская, Кировоградская и Черкасская области. Меньше отреагировали на закон Закарпатье и Черниговщина, где составили по одному протоколу.

И на практике рассмотрение дел о буллинге оказалось довольно сложным, поскольку кроме протокола полиция должна передать в суд ряд доказательств — письменные объяснения сторон конфликта и свидетелей, характеристику из учебного заведения, информационную справку от психолога, докладную и пояснительную записку классного руководителя, протокол заседания комиссии по расследование случае буллинга, ходатайство руководителя учебного заведения о привлечении к ответственности родителей. Часто некоторые из этих документов отсутствуют, поэтому часть дел в суде передают на доработку или вообще закрывают. Очевидно, что работникам полиции надо уделять больше внимания в вопросах оформления административных дел.

Статистика свидетельствует, что в большей части случаев совершения буллинга, а именно в 58%, к ответственности привлекаются мать школьника (школьницы), который совершил буллинг, и только в 13% — отца. Отвечают перед законом и учителя, совершеннолетние и несовершеннолетние лица.

Основная возрастная категория, страдающая от буллинга — это несовершеннолетние (14-18 лет). Затем — дети до 14 лет. Впрочем, буллинг — это не только о конфликтах между учениками, а также и другими участниками образовательного процесса. В частности, есть одно дело, в котором потерпевшим был учитель. Речь идет о рассмотрении дела Нетишинского судом Хмельницкой области, в материалах которого установили, что ученик систематически оскорблял и оказывал психологическое давление на учителя на уроках. Подростка признали виновным в совершении буллинга, мать несовершеннолетнего оплатила штраф в размере 850 грн.

Что касается ответственности, то именно о штрафах речь шла в большинстве судебных решений. Общая сумма штрафов составила 51 320 гривен. Кроме этого, суды выдают предупреждения и замечания, а также назначают общественные работы и даже обязывают буллеров публично извиняться.

Но вот в части профилактики школьной травли украинское законодательство, к сожалению, пробуксовывает. В частности, сегодня нет ни одного плана действий, направленного на предотвращение и противодействие буллингу в учебных заведениях. Нет и порядкя реагирования на такие случаи, хотя это и предусмотрено антибуллинговым законом. Фактически в стране отсутствует механизм реагирования на случаи буллинга и применения мер воспитательного характера.

Как отмечает Министерство образования и науки Украины, пока есть только проект приказа, призванного решить обозначенные вопросы, но который врядли начнет работать в начале нового учебного года.

В то же время запрос общества на решение этого вопроса велик. По данным мониторинга Института модернизации содержания образования, специалисты эго психологической службы в 2018-2019 годах получили более 86 000 запросов от участников образовательного процесса по противодействию буллингу в учебных заведениях. В частности, от родителей поступило 27 772 обращения, вот педагогов — 23 108, детей — 30 178 и других заинтересованных лиц — 5 490 обращений.

Положительным в этом вопросе является введение нового социального института — образовательного омбудсмена. В Украине уже даже определились с кандидатурой — им станет Сергей Горбачев, директор специализированной школы № 148 Киев. Фактически все вопросы по профилактике буллинг абудут возложены на образовательного омбудсмена. Так, он будет проверять заявления о случаях буллинга в школе, оценивать полноту и своевременность мер реагирования на такие случаи со стороны руководства, а также анализировать мероприятия по предоставлению социальных и психолого-педагогических услуг школьникам, пострадавших от буллинга, тем, кто стал его свидетелями или совершившим буллинг.

Впрочем, из-за ряда процедур, включая создание службы образовательного омбудсмена, нет четкого ответа, когда именно он начнет работать.

Прежде всего, необходима профилактика, а не наказание

В общем, в цивилизованном мире буллинг рассматривают как достаточно серьезную социальную проблему современности. Впрочем, зарубежная практика показывает, что эффективное предотвращение проявлениям буллинга лежит в плоскости профилактики.

В то же время в Украине положения закона работают только в части привлечения к ответственности, минуя вопросы профилактики и работы с жертвами буллинга. Это однозначно негативно влияет на процесс создания бесконфликтной школьной среды, так как вместо поиска путей мирного урегулирования конфликтов, который требует усилий и времени, применяют методы их решения с помощью правоохранительных и судебных органов.

Впрочем, штраф как вид наказания меньше всего способствует исправлению. Он никоим образом не решает предпосылок конфликта, не предотвращает эго, более того — может вызвать новый. В результате закон будет иметь обратный эффект, вместо решения проблем — создавать новые.

В тему: Суд Киевской области вынес решение в деле о школьный булінг

Очевидно, для ввода мощной системы профилактики школьной травли Украине целесообразно учесть зарубежный опыт. Одной из первых стран, где о проблеме буллинга начали говорит на национальном и законодательном уровнях, стала Швеция. Здесь, кроме законов, защищающих жертв травли, внедрена закрепленная в законодательстве системная профилактическая работа, которую проводят государственные учреждения и некоммерческие организации вроде Friends.

Довольно действенным способом противодействия травле в Швеции стал так называемый метод Фарста: в школах создают специальные «антибуллинговые» команды из учеников и учителей, задачей которых является защита других учеников с первого по девятый класс. В такие команды отбирают школьников с лидерскими качествами и назначают им по несколько подшефных из младших классов. Каждый лидер должен хотя бы раз в день подходит к доверенным ему учающимся, узнавать, все ли в порядке, и давать понятий о готовности помочь в решении проблем с травлей.

Эффективной антибуллинговой воды признана норвежская общенациональная программа Дэна Ольвеуса. Секрет ее успеха заключается в системном подходе к проблеме буллинга и работе со всеми, кто задействован в нем — жертвами и агрессорами, сторонниками и пассивными наблюдателями. Эта программа основана на принципах, которые предусматривают создание теплой и положительной школьной среды, и ставит акцент не на наказании, а на поощрении к мирному сосуществованию.

В Великобритании реализует программу Делвина Таттума. Во многом она похожа на разработки Ольвеуса и включает в себя три стадии: работа с кризисом, интервенцию и профилактику. Еженедельно в британских школах проходит урок персонального и социального обучения, во время которого среди прочего обсуждают межличностные проблемы в классе. Такая командная работа способствует снижению риска буллинга.

Надо помнить, что буллинг — это не ситуативное явление. Возникая в детском коллективе, он непременно влияет на всех участников, закрепляя за каждым определенную социальную роль, а его последствия очень трудно минимизировать. Поэтому основное внимание следует сосредоточить на предупреждении буллинга, когда еще есть возможность выявить зародыши дискриминационных взглядов и вовремя положит им конец.

Следовательно, нужно обеспечивать условия для развития эмоционального интеллекта детей, будущих членов общества, вместо того, чтобы заставлять педагогов и родителей усиливать контроль и платит штрафы. А для этого нужно прилагать максимум усилий, чтобы антибуллинговый закон заработал в полном объеме, а не только как карательный инструмент.

Опубликовано в издании ZMINA

Перевод: Аргумент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *