Почему экономические успехи Украины выше российских

Пока в РФ твердят о “несостоявшемся государстве”, экономика Украины благодаря связям с ЕС быстро растет.

С чем сравниваем

Российские экономические новости последнего времени сложно назвать хорошими. Минэкономики снизило прогноз роста на ближайшие годы, а министр заговорил о приближающейся рецессии. По итогам июля валовый продукт строительства сократился на 0,3% к июню, промышленность упала на 0,4%, а грузооборот всех видов транспорта — на 0,5%. Счетная палата сообщила о снижении реальных располагаемых доходов населения на 1,3% за первое полугодие.

Против России были введены очередные санкции, на этот раз в отношении государственных заимствований, а пресловутые «национальные проекты» пока не дают (да и не могут дать) желаемых результатов.

На этом фоне кремлевская пропаганда привычно рассказывает россиянам об Украине, по старинке описывая соседнюю страну как несостоявшееся государство.

Однако пришло время беспристрастно поговорит об украинской экономике, которая за прошедшие после начала российской агрессии годы пережила несколько стрессов.

В тему: Новая экономика Украины

Несмотря на проблемы

Вызовом для украинской экономики стал серьезный разрыв экономических связей с Россией. Товарооборот упал с $39,6 млрд в 2013 г. до $15,0 млрд в 2018-м. Украина прекратила закупки газа у «Газпрома» с ноября 2015 г. и столкнулась с потерей значимой части своего промышленного потенциала (на временно оккупированных территориях в 2013 г. производилось около четверти промышленной продукции). А также с необходимостью отвлечения огромных ресурсов на противостояние агрессору (оборонительный бюджет вырос с 14,8 млрд гривен в 2013 г. до 163 млрд в 2018-м). Несмотря на все это, по результатам второго квартала, в Украине в этом году был зафиксирован самый высокий за последние три года прирост ВВП в 4,6% к тому же периоду прошлого года; при этом зарплаты выросшим на 10%, инвестиции в основной капитал — на 17,8%, а объемы выполненных работ в строительстве — на 21,2%.

Чем обусловлен такой существенный рост? С ‘ формальной точки зрения, которую озвучивают официальные лица в Киеве, основными драйверами ускорения стали увеличение продукции сельского хозяйства (на 6,3% во II квартале по сравнению с тем же перио-дом прошлого года) и прирост (на 10,3%) оборота розничной торговли в первом полугодии. Но и эти тренды имеют свои причины, в которых стоит попытаться разобраться.

На фоне низкой базы

Отчасти рост является следствием событий 2014-2017 г. г., когда реальные доходы украинцев падали (сократившись с 2013 по 2016 г. более чем на 30%), а гривна ослабевала. В последнее время, однако, тренд сменился: конкуренция на рынке труда растет из-за дефицита кадров, вызванного масштабной трудовой миграцией в Европу, а курс доллара по отношению к национальной валюте снижается. В результате покупательская способностью граждан увеличивается даже быстрее, чем гривневый ВВП, а уверенность потребителей растет, что подталкивает спрос.

Если перевести украинский номинальный ВВП в доллары, окажется, что он вырос с 2015 г. с $90,6 до $131 млрд, увеличиваясь самыми быстрыми темпами в Восточной Европе. Если недавно можно было говорит об Украине как о самой бедной стране региона (средняя номинальная зарплата в начале 2016 г. составляла $180/мес.), то сейчас на постсоветском пространстве страна отстает только от России, Казахстана и Беларуси с номинальным показателем $435/мес. Этот восстановительный рост не будет вечным, но его нельзя недооценивать.

Более фундаментальными являются несколько других обстоятельств.

В тему: Живущие в тени

Что пошло на пользу

Прежде всего, следует признать, что сотрудничество с ЕС стало для Украины большим благом. За последние четыре года с участием европейского капитала в стране было открыто более 200 промышленных предприятий. Экспорт в ЕС вырос с 2015 г. более чем на 30%, достигнув $20,2 млрд. Даже либерализация визового режима, вызывая дополнительное давление на рынок труда в Украине, пока скорее работает на развитие ее экономики (самом технологической модернизации), а не против него. Сама модернизация становится более достижимой с учету укрепления гривны, которая делает закупки оборудования за рубежом и продажи продукции на внутреннем рынке экономически оправданными.

Значительное позитивное влияние оказывает и то, что в Украине сохранилась пусть и олигархическая, но конкуренция, которая препятствует тому огосударствлению экономики, которое мы видим в России и которое во многом убивает инвестиционный климат. Украина зарекомендовала себя как страна, в которой большинство групп влияния представлены во власти, существует довольно эффективная судебная система, уважаются права инвесторов (особенно иностранных), а предпринимательство не является — в отличие от России — уголовно наказуемым деянием. Даже госкомпании сегодня в намного большей степени действуют как коммерческие организации, а не как агенты правительства. Все это создает фундамент для сохранения позитивных макроэкономических трендов.

Стоит заметить, что хотя налоговая нагрузка остается высокой (сейчас она достигает почти 38% ВВП), распределена она неравномерно, и многие сектора малого и среднего бизнеса чувствуют себя очень уверенно. Государственное и полицейское рейдерство за годы президентства Петра Порошенко существенно ослабло. Приход к власти новой команды безусловно породил дополнительные надежды на дебюрократизацию (не будем забывать, что успешный второй квартал — это и есть период транзита, подпитывавшего ожидания). Сегодня у нового правительства имеется мощный рычаг для ускорения роста в виде снижения налогов, расширения прав предпринимателей и, конечно, проведения земельной реформы — все это способно сохранить высокие темпы роста и в ближайшие годы.

В тему: Главные вызовы. Полагаться на себя

Серая зона

Наконец, нельзя не принимать в расчет и еще один фактор. Украинская экономика в существенной своей части оперирует в «серой» зоне. Доля неформальной экономики оценивается в треть официального ВВП, а неформальных экспортно-импортных операций — ориентировочно в 30%.

Если новым властям удастся модернизировать налоговую систему, ввести, например, налог на выведенный капитал; отменить мораторий на куплю-продажи земли; дополнительно упростить процедуру получения патентов и лицензий, вполне можно предположить, что формальные показатели ВВП будут расти на 2-4% в год только в силу перехода части предпринимателей в «официальный» сектор. Хотя в строгом смысле слова это не будет ростом, но само отражение этого процесса в статистике приведет к улучшению показателей отношения долга к ВВП, увеличит привлекательность страны в глазах инвесторов, активизирует работу кредитых организаций.

Безусловно, Украина остается во многих отношениях очень проблемной страной: она все еще зависит от России в поставке ряда видов энергоносителей; военно-политическая ситуация может быть дестабилизирована Москва достаточно легко; финансовая поддержка Запада и международных финансовых институтов остается крайне значимой. Однако направление развития украинской экономики в сторону либерализации, открытости внешнему миру и поощрения конкуренции не оставляет сомнений — и спустя как и в 2004 г. можно сказать: «Украина — не Россия». Ни в политическом, ни в экономическом отношении.

Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества; опубликовано в издании Открытые медиа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *