Земля без работы

Что не так с продажам сельхозземли иностранцам.

Снижение лимита на концентрацию сельхозземель в одних руках и запрет допуска иностранцев позволили бы деолигархизировать аграрный сектор, считает Михаил Соколов, заместитель председателя Всеукраинского аграрного совета, написал об этом в своем блоге в издании Экономическая правда

Правительство внесло в Верховную Раду Украины законопроект №2178, которым отменяется действие моратория на продажу с/х земли в Украине.

Его уже включили в повестку дня сессии и должны рассмотреть в ближайшее время.

Однако согласно ему право покупать землю получают компании, которые зарегистрированы по законодательству Украины, но владельцами которых могут оказаться иностранцы.

И правительство, и иностранные организации в один голос настаивают на том, что иностранные компании должны получить право покупать украинские с/х земли. Мол, это нужно для того, чтобы максимально повысить цену покупки с/х земли у пайщиков и их наследников, которых около 7 млн.

В тему: Крупные агрохолдинги сконцентрировали треть сельхозземель в Украине

Казалось бы, логика железная, а протесты средних и малых аграриев вызваны только их личным корыстным интересом — нежеланием конкурировать с иностранцами.

Поэтому можно не обращать на них внимание, как и на данные соцопросов, которые свидетельствуют, что подавляющее большинство украинцев, включая дольщиков, также против допуска иностранцев на рынок с/х земель.

Но это не так. В железной логике есть изъян: вот допуска иностранцев пайщики и экономика ничего не выиграют.

А вот с открытием рынка по правительственной модели действительно стоит меркантильный интерес, но не малых и средних фермеров, а аграрных олигархов, которые продали часть своих компаний иностранцам.

Вопрос жизни и смерти

Пять из шести крупнейших аграрных холдингов Украины: «Кернел», МХП, «Агропросперис», «Астарта», «Мрия» имеют среди акционеров иностранные компании.

Если рынок с/х земель будет открыт только для украинцев, они ни смогут ее покупать, тогда как их чисто украинские конкуренты землю покупать будут.

Очевидно, что это ставит под вопрос будущее этих компаний, а значит, цена их акций будет снижаться, как и состояние их хозяев-учредителей.

Более того, в долгосрочной перспективе они будут вынуждены либо переориентироваться на переработку с/х продукции, или уйти с аграрного рынка.

Новые хозяева земли будут существенно отличаться от нынешних пайщиков. Они сконцентрируют в своих руках участка земли размером с поле — 50-200 га, что увеличит их рыночную силу.

Такие участки интересны всем с/х производителям, в отличие от одинокого пая со средним размером в 4 га посреди чужого поля.

В результате холдингам придется отдать хозяевам земли всю земельную ренту, оставив себе лишь предпринимательский доход.

А как предприниматели они проигрывают владельцам средних хозяйств, которые лично объезжают свои поля, проверяют технику, следят за работой сотрудников, то есть, не страдают от проблемы агента — хозяин в среднем лучше ведет бизнес, чем нанятый менеджер (агент).

Кроме допуска иностранцев, крупным холдингам необходима еще и возможность приобрести в собственность земельный банк, аналогичный по размерам том, что они обрабатывают сейчас.

В тему: Рынок земли: отношение граждан

Конечно, они хотели бы больше, чем разрешенный правительственным законопроектом верхний предел — 200 тыс га в одни руки, однако, и оно очень велик.

Статистика показывает, что стране было бы выгодно ограничить их аппетиты максимум 50 тыс га. Дело в том, что если в хозяйствах до 50 тыс га в среднем занято 2,2 человека на 100 га, то у тех, кто превышает этот лимит, уже 1,1, то есть в два раза меньше.

То же самое и с добавленной стоимостью: она составляет 600 и 430 грн на гектар соответственно.

Общественный интерес

Очевидно, что в вопросе допуска иностранцев и ограничений на максимальный земельный банк мы имеем конфликт интересов средних и малых аграриев с одной стороны и владельцев крупных холдингов с другой.

Соответственно, ключевой вопрос в том, что выгодно обществу и стране.

Если пойти по пути открытия рынка с/х земель для иностранцев, чего, кстати, не делал ни один наш восточноевропейский сосед, то крупные холдинги продолжат наращивать свой земельный банк, постепенно выдавливая своих малых конкурентов.

На каждые 100 гектарах, что перейдут вот средних и малых хозяйств в холдинги, мы потеряем, как минимум, одно рабочее место.

При 20 млн га легально обрабатываемых с/х земель, 60% которых обрабатывают средние хозяйства, речь будет идти о 120 тыс рабочих мест, а с учету малых хозяйств цена вопроса превысит 150 тыс.

Если же мы возьмем все 40,5 млн га украинских с/х угодий, то цена латифундизации страны гарантированно превысит 300 тыс легальных и нелегальных рабочих мест.

Однако дело не только в рабочих местах. Дело также и в налогах — чем больше занято людей, тем больше налогов поступает в местный бюджет и наоборот.

Кроме того, средние и малые фермеры живут там, где находится их хозяйство, то есть в селе.

Они хочешь не хочешь оказываются погруженными в эго проблемы и везде, кроме налогов, поддерживают местные школы, спортивные команды, ремонт дорог, все то, что принято называть социальной сферой села.

Оценить это в деньгах сложно потому, что о таких расходах никто не отчитывается. Однако есть неформальный показатель приемлемого уровня «социальной» нагрузки — 100 грн с гектара. Что составляет около 1,2 млрд грн по всей стране только от средних хозяйств.

Неудивительно, что жить в селах, где работают холдинги, в среднем хуже, чем в селах, где землю обрабатывают украинские средние и малые аграрии.

Поэтому большинство пайщиков выступают против разрешения иностранцам покупать землю.

Они на собственном опыте знают, к чему это приведет. И что их суммарные потери окажутся значительно выше, чем выигрыш в цене земли. При этом не важно: продал ты сам свою землю или нет — главное, что ее продали твои соседи.

Украина — не Мадагаскар

Одним из самых ярких мировых примеров провала либерального рынка земли является Мадагаскар.

Этот остров стал символом негативных последствий скупки с/х земель иностранными компаниями: рост безработицы, обострение экологических проблем и угрозы голода для большинства граждан.

Конечно, в Украине этого не произойдет. Но не только потому, что наши аграрии богаче своих мадагаскарских коллег, а в селе живет менее трети всего населения страны, но еще и потому, что украинское общество этого просто не позволит.

Янукович на момент отказа от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС находился на пике своей могущества, однако Украина соглашение подписала, просто без него.

Как показывают опросы, от 80 до 90% всех граждан страны против допуска иностранцев на рынок с/х земель.

Даже если закон, который откроет рынок с/х земли для иностранцев, все же будет принят, он всегда будет находиться под угрозой отмены. Причем чем активнее будет идти процесс скупки с/х земель иностранцами, тем больше недовольства он будет вызывать в обществе.

Поэтому уже в следующем электоральном цикле или еще раньше — как только будет принят закон о референдуме по народной инициативе — он будет пересмотрен.

Стратегические инвесторы очень чувствительны к подобным рисков. Поэтому неудивительно, что никто из них не заявил о своих планах инвестировать в украинские с/х земли.

Они придут только тогда, когда убедятся, что пути назад уже не будет.

Единственная возможность дать им соответствующие гарантии уже сейчас — установить в стране авторитарный режим, как в Китае.

Деолигархизация отменяется

Подводя итог сказанному, вот открытия рынка украинских с/х земель для иностранных компаний выигрывают только наши аграрные олигархи.

Используя дешевый ресурс, они смогут нарастить свой земельный банк, поэтому неудивительно, что и Корнелия, и МХП начали подготовку к размещению своих евробондов.

Украина и все ее граждане заплатили высокую цену за появление олигархов в украинской политике и их влияние на нее.

Аграрный сектор остается одной из наименее олигархизованных отраслей украинской экономики.

В тему: «Аграрная партия Украины»: защитники деревни или лоббисты агрохолдингов?

Снижение лимита на концентрацию с/х земли в одних руках и запрет допуска иностранцев позволили бы деолигархизировать аграрный сектор.

Учитывая его роль в украинской экономике, это стало бы серьезным шагом вперед к деолигархизации всей страны. Однако пока политическая линия партии и правительства ведет совсем в другую сторону. Что ж, есть еще время ее поменять.

Михаил Соколов, заместитель председателя Всеукраинского аграрного совета; опубликовано в издании Экономическая правда

Перевод: Аргумент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *