Зеленский подписал изменения к закону о карпатские леса, который упрощает вырубку — активисты

19 ноября президент Украины Владимир Зеленский подписал закон, который, как предполагалось, запрещает все виды вырубки лесов в Карпатах, а также в национальных природных парках и заказниках. И хотя вторую норму экологические активисты поздравляют, отдельные положения документа вызвали их критику. В организации «Экология – Право – Человек» указывают на то, что положения, внесенные в текст уже ко второму чтению, могут предоставить лесхозам право проводить вырубки даже там, где их не было раньше.

Законопроект с длинным названием «О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно введения запрета на сплошную вырубку пихтово-буковых лесов на горных склонах Карпатского региона)» лежал в Верховной Раде более двух лет – его зарегистрировали еще депутаты 8-го созыва в июле 2017 года. 30 октября 2019-го уже новый парламент принял его во втором чтении, отмечает Радио Свобода.

Закон, по сообщению ОП, должен способствовать «сохранению лесов, предупреждению сплошной вырубки елово-буковых лесов Карпатского региона, а также защиты Карпатского региона от стихийных бедствий и природных катаклизмов». Впрочем, не все профильные специалисты разделяют такое мнение. С критикой изменений выступила организация «Экология – Право – Человек».

Дьявол в деталях

Опасения активистов вызвал не сам законопроект, а поправки, которые внесли депутаты уже во время рассмотрения его во втором чтении. В частности, выделяют поправки председателя комитета экологической политики и природопользования Олега Бондаренко («Слуга народа») и его заместителя Степана Ивахива (группа «За будущее»).

Аналитик Петр Тєстов обращает внимание на такие изменения:

  • изменение определения «сплошная рубка»: теперь, чтобы рубка считалась не сплошной, достаточно растянуть ее во времени на несколько лет;

  • разрешение на сплошные рубки в высокогорных (выше 1100 метров), берегозащитных и селеопасных лесах в случаях повреждения вредителями, буреломов и буреломов;

  • изменение формулировок относительно использования техники, которая, по мнению активистов, может позволить использовать в горах тракторы.

«Сплошные санитарные рубки, если открыть, например, санитарные правила в лесах Украины, назначаются как раз из этих причин: буреломы, вредители, болезни. Если посмотреть все эти сплошные санитарные рубки, которые вызывают такое недовольство в обществе, эти вырубки в Карпатах, то на них всегда есть официальная причина, и эта причина будет: вредители, болезни, буреломы, ветровалы. То есть фактически это чисто декларативная запрет, который ничего не запрещает», – утверждает Тєстов.

Таким образом правки не только не ограничивают вырубку леса в высокогорных районах, но и могут усугубить ее, считает он. Ведь в действующей редакции закона говорится о моратории на рубки главного пользования (то есть невиснажливу и запланированную заготовку древесины) высоко в горах, на склонах, где без деревьев возможны селе или лавины), а поправки, добавляет он, уточняют: мораторий распространяется только на сплошную рубку.

«Это другая правка Бондаренко-Ивахива, где в определении сплошной рубки определено сперва, что сплошная рубка – это когда древесина вырубается за один прием, они дописали: «Кроме последнего мероприятия постепенной рубки». Это значит, что просто не сразу срубили сплошную участок, а ее сплошь срубили за два захода с интервалом в пару лет. И такие рубки тоже будут теперь разрешены в лесах высших за 1100, где раньше их не было», – объясняет Тєстов.

Экоинспекция против тракторов

Кроме того, изменения есть и в части использования техники. Если действующая редакция предусматривает заготовку и вывоз древесины из Карпатских лесов «только с использованием колесных и гужевых средств, воздушно-трелевочных установок, а также с восстановлением системы узкоколеек», то новая версия уже звучит так: «преимущественно с использованием природосберегающих систем машин и механизмов и гужевого транспорта, обеспечивающих допустимое воздействие на окружающую среду».

Это незначительное изменение формулировки екоактивіст расценивает как «зеленый свет» для тяжелой техники.

«Раньше действовал запрет на использование гусеничных тракторов. То есть было написано, что разрешается заготовка леса только с использованием такого, такого и такого. А теперь, получается, написано «преимущественно». Ну, если в законе написано «преимущественно», это значит, что можно использовать все, это слово ни о чем», – констатирует он.

Тєстов добавляет: в теории такой запрет на определенные виды техники может прописать в своих нормативах Государственное агентство лесных ресурсов.

В течение последних лет Государственная экологическая инспекция через суд добивалась запрета лесным хозяйствам использовать гусеничные тракторы для заготовки леса.

Например, такой иск инспекции к Раховского лесного опытного хозяйства Закарпатский окружной административный суд удовлетворил в 2016 году. Петр Тєсов опасается, что с изменениями законодательства инспекция уже не сможет использовать закон против нарушителей в судах.

В то же время именно Гослесагентство отметило принятие законопроекта во втором чтении еще в конце октября. В этом органе его назвали «совершенствованием законодательства относительно запрета сплошных рубок».

«Изменениями предусмотрено, что на крутых склонах в горных пихтово-буковых лесах Карпатского региона дозволятимуться лишь выборочные рубки главного пользования и рубки выборочные рубки формирования и оздоровления лесов. На отлогих и спадистих склонах в горных пихтово-буковых древостоях будут проводиться только постепенные и выборочные рубки», – отмечают в Гослесагентстве.

Документ поддержало и Министерство энергетики и защиты окружающей среды.

Среди тех, кто разделил беспокойство экоактивистов – народный депутат 8-го созыва Остап Еднак, который высказал мнение, что члены профильного комитета должны были «добрые намерения», но попали под «тлетворное влияние «экспертов-лесоводов».

Раскритиковали закон и в украинской организации Всемирного фонда дикой природы (WWF). Руководитель практики «Леса Всемирного фонда природы WWF Украина» Андрей Плыга соглашается с анализом «ЭПЛ». По его словам, изменение формулировок в законодательстве приводит к тому, что все рубки, которые формально не подпадают под новое определение «сплошных», фактически разрешенные в высокогорных и лавиноопасных районах Карпат.

«Постепенная рубка – это та самая сплошная рубка, но которая проводится в несколько этапов. Не однократно вырубаются все деревья на участке, а в два, в три приема. И третий прием – по сути, это и есть та самая сплошная рубка, но которая происходит с опозданием, когда уже сформировался, условно говоря, молодой лес… Это вроде считается более экологически обоснованной рубкой, которая не несет такой большой вред для окружающей среды, как однотермінова сплошная рубка, но если предыдущая версия закона вообще запрещала такие рубки, то эта версия позволяет. То есть говорить, что этот закон запрещает рубки в Карпатах – это говорить белое на черное. Это абсолютно не так», – утверждает эксперт.

Следовательно, даже если общественность будет пытаться контролировать деятельность лесных хозяйств в высокогорных районах, рубка леса будет иметь законное оправдание, поэтому делать это будет сложнее, добавляет он.

«На любое замечание, обращения общественности, ученых, высокогорный лес нельзя рубить в силу разных причин, всегда будет аргумент со стороны лесхозов «а закон нам позволяет», поэтому это потребует дополнительных усилий, чтобы отстоять свое мнение и заставить лесные хозяйства не делать рубки в этих лесах», – говорит Прыг.

«Все правки являются обоснованными» – Бондаренко

Соавтор поправок Олег Бондаренко в комментарии Радио Свобода сказал, что изменения в законе позволят увеличить вырубку лесов.

«Я считаю, что эти опасения не имеют под собой оснований. Все правки до этого законопроекта являются обоснованными. Я считаю, что активисты несколько… несколько преждевременными являются их заявления. Думаю, что если мы будем комплексно рассматривать вопрос, то на самом деле эти вопросы не имеют под собой никаких оснований. Все вопросы, направленные на совершенствование вопросов относительно сплошных или санитарных вырубок в карпатских лесах, являются обоснованными», – заверил он.

Бондаренко, в частности, не согласился с тем, что правки якобы позволят использовать тяжелую технику во время заготовки леса.

«Я надеюсь, что именно Министерство по вопросам энергетики и охраны окружающей среды будет устанавливать требования к этих вырубок и именно оно должно установить требования к этим вырубок по охране окружающей среды», – сказал народный депутат.

Он добавил, что в ближайшее время ожидает публикации научного обоснования закона от «профильных институтов», но не уточнил, о каких именно учреждениях идет речь.

Эксперты отмечают, что запрос на изменения в законодательстве о вырубке леса существует давно. В 2018 году Фонд дикой природы (WWF) в Украине обнародовал ряд рекомендаций к правительству, где призвал, в частности, определить понятие «незаконная рубка», отделить хозяйственные функции Гослесагентства от контрольных и ввести ответственность за использование гусеничных тракторов или трелевки леса по рекам.

Гослесагентство, со своей стороны, ввело онлайн-инструменты для выявления незаконно срубленных деревьев: например, новогодних елок.

По данным Госстата, площади высаженных деревьев в несколько раз уступают площадям вырубленных. Однако Андрей Плыга объясняет, что ни одна статистика не учитывает тех участков, которые оставлены для естественного возобновления леса.

«Считается, что естественное лесовосстановление лучше, потому что лес вырастает более устойчивым к вредителям, болезням, выносливее, резистентнішим. Однако естественное лесовосстановление возможно далеко не везде. И когда речь идет об участках лесов, которые восстановлены за счет высадки деревьев, то эти площади не учитывают участки лесов, которые восстановлены естественным путем. Они не идут в статистике о посадке леса», – говорит он.

Эксперт WWF Украина обращает внимание на еще один важный момент: молодые деревья по экологической ценностью не равны старым, а карпатские леса, которые до сих пор занимаются значительные площади, в случае потери будет невозможно или сложно восстановить.

«Это старые леса, которые сформировались без влияния человеческой деятельности. Они или никогда не рубились, или, скорее всего, были незначительные рубки в прошлом, которые сильно не повлияли на развитие леса. И когда такой лес вырубается и на его месте усаживается новый лес, или лес восстанавливается естественным путем, то молодой лес по своей ценности не может и близко сравниться с ценностью того старого леса, который был срублен… Ряд утраченных, вырубленных лесов мы уже или не сможем восстановить в силу сложности их природной структуры, или это будет очень сложно сделать», – рассуждает специалист.

Впрочем, в законе о моратории на рубку произошли и положительные изменения: например, Тєсов указывает на запрет рубок в национальных и региональных парках. Ранее, по его словам, в хозяйственных зонах таких заведений позволяли рубку деревьев в возрасте свыше 101 год.

«Например, в Цуманській пуще, в национальном парке, делали такие рубки главного пользования по 200-летних дубах, и это была легальная деятельность, это не получалось запретить. Наша организация и я тоже расцениваем это как очень позитивный шаг, что ограничит эти рубки в национальных и региональных парках главного пользования», – отмечает аналитик.

Изменения в законе вступят в силу на следующий день после их обнародования в официальных изданиях Украины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *