Ч семи властей. Как прошел 1919-й в Киеве

С весны 1917-го до лета 1920-го в Киеве было четырнадцать властей. Ровно половина из них — в 1919-м. Многим памятная цитата из Михаила Булгакова: «Велик был год и страшен год по Рождество Христовом 1918-й, но 1919-й был его страшней».

Эта эмоциональная характеристика имеет под собой вполне реальные основания. Столько смен власти, сколько пережил Киев в 1919-м, не случалось здесь ни в каком ином году, ни до, ни после.

Именно на тот год пришелся пик борьбы за власть на территории бывшей Российской империи. Почему так получилось — понятно. С одной стороны, все участники борьбы на тот момент уже «собрались с силами», определились со своими целями и задачами, а также запаслись оружием и личным составом для решения этих задач. С другой стороны, ни один из них еще не успел проиграть и сойти со сцены.

На территории Украины основных актеров тогда было четыре:

1) «желто-голубые», то есть власть УНР (уже не Центральная Рада, а не создана);

2) «красные», то есть большевики;

3) «белые», то есть Вооруженные силы Юга России (прежде всего Добровольческая армия);

4) «зеленые», то есть повстанцы (Григорьев, Зеленый, Махно, Струк и другие).

В тему: Долой Ленина и желто-голубой флаг! Как Киев стал «белым»

В Киеве власть имели только первые три. «Зеленые» помогли Директора перехватить власть у гетмана Павла Скоропадского; но максимум, что им удалось как самостоятельной силе — завладеть относительно небольшой частью территории города во время так называемого Куреневского восстания в апреле 1919 года. Исследователи сходятся на том, что это событие нельзя считать переворотом, то есть сменой власти. Остальные же участники в том году владели Киевом в такой последовательности: 1-2-1-3-2-3-2. Семь властей и, соответственно, шесть переворотов.

Если бы сто лет назад было распространено телевидение, то поздравления киевлянам с новым 1919 годом зачитывал бы с экранов, скорее всего, Владимир Винниченко, который был на тот момент председателем Директора. В середине декабря 1918-го ее вооруженные силы под командованием главного атамана Симона Петлюры выгнали из Киева гетмана, и сама не создана торжественно въехала в столицу.

Новая власть запомнилась различного рода мероприятиями: тотальной украинизацией вывесок в Киеве (что не добавила ей популярности в глазах большинства горожан), попыткой не праздновать Новый год по новому стилю (чтобы не отмечать эго перед Рождеством) и, в конце концов, репрессиями в отношении «предшественников». Но создать реальный базис для прочной власти Винниченко с Петлюрой не смогли. Экономическая программа Директора была более привлекательной для крестьян, чем для горожан. Украинское национальное движение в тогдашнем Киеве пользовалось недостаточно широкой поддержкой. Директора удалось осуществить весьма важное мероприятие — провозгласить Акт Злуки,то есть объединения Украины.

Торжественное провозглашение Акта воссоединения УНР и ЗУНР. 22 января 1919-го

Акт Воссоединения был торжественно провозглашен на Софийской площади в Киеве 22 января (в годовщину провозглашения независимости УНР). Но это объединение тогда осталось, по сути, формальным. Ни одна из частей новой Украины не могла себя защитить. Большевики, атаковав Киев, сумели легко овладеть им. Не создана даже не дала бой в самом городе, оставив его заранее. 6 февраля 1919 года Киев во второй раз стал «красным».

За час до того большевики провели в украинской столице всего три недели, на этот раз — более полугода. Так же, как и годом ранее, Киев стал столицей советской Украины, правда, теперь не сразу, а спустя более чем месяц после его захвата. Соответственно, и успели сделать больше. Национализировали заводы и городские предприятия (которые, однако, работали ни шатко ни валко). Стали внедрять собственную идеологию. В частности, переименовали улицы. Ввели советские ритуалы (например, празднование 1 мая). Начали борьбу с памятниками «старого режима» — и, что хуже, продолжили начатую в 1918 году борьбу с людьми, которых они считали несогласными с новым режимом. Теперь политической «чисткой» занялась печально известная ЧК — Чрезвычайная комиссия, во главе с Мартыном Лацисом. Результат — сотни трупов противников режима, причем не только реальных, но и потенциальных.

Празднование 1 мая 1919 года на Софийской площади

Поднять экономику большевикам, как и Директора, не удалось. Их меры по ограничению свободной торговли привели к невиданному росту цен. К лету фунт (409 граммов) хлеба, который до революции стоил несколько копеек, поднялся в цене до сотни рублей. Городское хозяйство — на грани развала. Репрессии, само собой, не способствовавшего популярности режима.

Первая попытка изгнать большевиков из Киева была сделана, как уже упомянуто, в апреле. Повстанцы — в основном крестьяне сз Киевщины — захватили Куреневку и часть Подола, однако на этом их успехи закончились. Большевики быстро мобилизовали силы и подавили восстание. Но когда в конце августа 1919 года в Киев почти синхронно двинулись украинская армия с юго-запада и белая армия с востока, противопоставить им большевики ничего не смогли.

30 августа в Киев вошли украинские войска — объединенная армия УНР и Галицкая армия, под общим командованием Петлюры. Правда, продержались они в столице ровно один день. Украинцы надеялись, что белогвардейцы не станут воевать с ними (ведь и те, и другие сражались против большевиков) — но то не признавали идею независимой Украины и, соответственно, воспринимали украинцев как противников. Белые, хотя и были в меньшинстве, без лишних церемоний заставили украинцев покинут огород. 31 августа власть сменилась третий раз за календарный ч: Киев стал «белым».

События 31 августа 1919 года на Думской площади (ныне Майдан Незалежности). Рисунок Леонида Перфецкого

С экономикой сначала дела пошли лучше. Цена на хлеб упала в несколько раз. Настроения горожан в первые дни были возвышенными. Большевистские репрессии отошли в прошлое. Однако провербиальный маятник качнулся в другую сторону (хотя и с далеко не такой амплитудой). Теперь киевлян стали подозревать в симпатиях к большевизму. Со стороны простого народа это выразилось в уличных расправах, иногда со смертельным исходом. Со стороны власти — в вызовах «куда следует» для проверки, которая временами заканчивалась арестом. Расстрелов в стиле ЧК не было; но недоверие режима к гражданам, разумеется, порождает встречную неприязнь. В конце концов, идея единой и неделимой России, которой твердо держались белогвардейцы, шла вразрез с украинской национальной идеей; поэтому сторонникам последней пришлось нелегко.

Военный парад белогвардейцев на Софийской площади. Сентябрь 1919-го

Большевики, со своей стороны, отнюдь не вышли из игры. Белогвардейцы сосредоточили основные усилия на московском направлении — справедливо считая, что свергнуть большевистский режим они могут только путем захвата столицы России. Для успешной борьбы на украинском театре военных действий у них не хватало сил. Дерзкий рейд неполных четырех дивизий Красной армии на Киев с запада оказался для белогвардейцев полной неожиданностью. Утром 14 октября жителям города в устной и письменной форме разъясняли, что, мол, никакой опасности нет, тревожные слухи сильно преувеличены — а в это время со стороны Святошино красноармейцы уже входили в Киев.

Советский агитационный плакат, 1919 год

В тему: Тревожный 1919 год: атаманы на ккраинах Киева

Захват большевиками Киева — третий по счету, начиная с 1918 года — привел к новому явлению. Примерно полсотни тысяч горожан отступили из города вместе с армией. Ушли те, кто не испытывал симпатии к большевикам — и тем более те, кто понимали, что могут стать объектом новой волны репрессий. Отойти можно было только на восток, через днепровские мосты. Большая часть ушедших остановилась в Дарнице и прилегающих местностях; поэтому это отступление стало известным как «Дарницкий исход».

К.К. «Великий исход» (начало). «Киевлянин», 20 (7) октября 1919-го

Страница из воспоминаний Екатерины Шульгиной, жены Василия Шульгина, в «Дарницком исходе» (фрагмент). Государственный архив Российской Федерации

Продолжался он, впрочем, лишь несколько дней. Красноармейцы смогли взять город, но не закрепиться в нем. Белогвардейцы подтянули резервы, дали бой и до 18 октября выбили большевиков из Киева. Так после двух переворотов через два дня произошло еще два за пять дней.

Возвращение белогвардейцев в Киев ознаменовалось еще одним новым явлением — еврейским погромом. Не первым в истории Киева, но проведенным, назовем это так, в новаторском стиле: путем запугивания жертв с целью вымогательства у них денег и ценностей. По сути, это был не столько разгром, сколько открытый грабеже. Впрочем, грабили не только евреев. Пока киевские газеты наперебой призывали жителей «проявит сознание», жертвуя ценности, деньги, белье, эду на нужды «родной армии», не слишком сознательные представители этой самой армии не ждали, пока киевляне добровольно поделятся с ними ценностями, а активно изымали ых. Начальство самой же Добровольческой армии практически не могло справится с этой «активностью» своих подчиненных. Когда комендант Киева выдал ордер на арест одного из зачинщиков, единомышленники последнего выставили против штаба армии (который, к слову, располагался по адресу Банковая, 11) пулеметы и полевые пушки (!). Грабителя пришлось выпустить.

Список жертв погрома (фрагмент). Октябрь 1919-го. Государственный архив Киевской области

По образному выражению известного идеолога Белого движения Василия Шульгина, «нас одолели Серые и Грязные». Киевляне почувствовали на себе «серость и грязь» — то есть, прежде всего, склонность «белых» к насилию — и это соответствующим образом сказалось на популярности очередной власти. Сами же белые осенью 1919 года перешли от наступления к повсеместному отступлению. Москву им взять не удалось. Киев они некоторое время удерживали под натиском большевиков, наступавших на этот раз с востока, из-за Днепра. Пока переправиться через реку можно было только мостами, белые успешно оборонялись. Но как только Днепр замерз и перестал служит естественной преградой, они были обречены. 16 декабря произошел шестой и последний в 1919 году переворот: в Киев в четвертый раз вошли большевики. Как и двумя месяцами ранее, то из киевлян, кто не ожидал ничего хорошего от новой власти, отступили. Теперь в основном не вместе с армией, а заранее. Гораздо дальше, чем до Дарницы, и в другом направлении — в основном в Одессу. Правда, на этот раз масштабных репрессий не было. «Че-ка несколько присмирела,- вспоминал Алексей Гольденвейзер. — Только изредка она давала о себе знать облавами и расстрелами «валютчиков” и «спекулянтов». Возможно, потому, что большевики поняли необходимость заработать хоть какую-то популярность в глазах горожан.

В тему: «Украина не для украинцев»? Как Троцкий с «партизанскими бандами» боролся

Большевиков выгонят из Киева еще раз в 1920 году — поляки. Но примерно на месяц.

Советский агитационный плакат, 1919 год

Стефан Машкевич, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института теоретической физики им. Н. Н. Боголюбова НАНУ; DSNEWS.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *