Показательная расправа: как в Украине убивают честный бизнес

Большая Палата Верховного Суда вынесла свое решение по делу Украинского инновационного банка по истребованию долга у его заемщика. Это знаковое решение для финансового рынка страны и мощный негативный сигнал всему мировому инвестиционному бизнесу, что в Украине права кредиторов абсолютно незащищенные. Однако шанс на отстаивание верховенства права и победу здравого смысла еще есть.

«Однажды я спросил у своего знакомого, как он стал миллионером? Он честно ответил: «Взял кредит в банке и не отдал его», — рассказывает в кулуарах одного из юридических форумов украинский адвокат. Коллеги адвоката смеются, но не с того, что эта история анекдот – это реалии для украинского бизнеса, о которых говорят вслух только смельчаки.

И история Украинского инновационного банка – тоже про смелость. Смелость отстаивать свое право на ведение бизнеса в Украине и требование к государственным институтам придерживаться буквы закона.

История банкротства и смены имен

Свое начало эта история берет еще в феврале 2007 г., когда Украинский инновационный банк открыл для ЗАО «Первомайский молочноконсервный комбинат» (ПМК) кредитную линию на 4 года в объеме $2 млн. В августе 2013 г. Украинский инновационный банк, ПМК а также ПАО «Юрия» и ООО «МК «Волошкове поле» заключили два договора поручительства, согласно которым последние две компании выступили поручителями ПМК перед банком по этому кредиту.

Но в декабре 2015 г. Национальный банк Украины признал Украинский инновационный банк неплатежеспособным, и передал его в управление Фонда гарантирования вкладов физических лиц, который ввел в банке временную администрацию сроком на 3 месяца – до 24 марта 2016 г. включительно.

Владельцы банка не согласились с решением НБУ банк обанкротиться, ведь на момент введения временной администрации, у банка был инвестор, согласован тем же НБУ, который был готов оказать финансовую займ банка, а следовательно Укринбанк имел все шансы остаться на рынке, успешно пройти кризис и работать дальше. Поэтому акционеры обратились в суд и 16 марта 2016 г. Окружной административный суд города Киева признал незаконными и отменил с момента принятия постановление НБУ о неплатежеспособности банка и решение Фонда гарантирования о введении в банке временной администрации . Суд также обязал НБУ предоставить банку 95 дней на восстановление его платежеспособности. Это судебное решение было обжаловано в апелляционной инстанции, но 14 апреля 2016 г. Киевский апелляционный административный суд подтвердил его правильность и оставил его без изменений. Кассационная инстанция также подтвердила незаконность признания банка неплатежеспособным.

Но не дождавшись еще даже вердикта апелляционной инстанции, 22 марта 2016 г. НБУ принял еще одно решение об отзыве лицензии у банка и его ликвидацию. И в тот же день Фонд гарантирования принял аналогичное решение и начал процедуру ликвидации.

Акционеры обжаловали и это решение НБУ и Фонда гарантирования. И 29 апреля 2016 г. Окружной админсуд Киева признал противоправными и отменил постановление НБУ об отзыве лицензии и ликвидации банка, и обязал НБУ сделать все необходимое, чтобы восстановить функционирование Украинского инновационного банка в качестве банковского учреждения – в объеме и состоянии, который существовал на 22 марта 2016 г. Через три с половиной месяца Киевский апелляционный админсуд подтвердил законность этого решения, а позднее оно было подтверждено и в кассационной инстанции.

13 июля 2016 г. Наблюдательный совет Украинского инновационного банка созвала внеочередное собрание акционеров, на котором было решено переименовать банк на ПАО «Укрінком», утвердить его устав новой. Но собрание приняло еще одно очень важное решение – исключить из перечня видов деятельности общества такой вид, как «деятельность коммерческих банков». Таким образом, бывший Украинский инновационный банк после этих решений привел в соответствие действующему законодательству свой правовой статус, поскольку после отзыва НБУ его банковской лицензии, мог действовать только в форме обычного акционерного общества. Соответствующая государственная регистрация этих изменений была проведена в тот же день, 13 июля. Компания «Укрінком» продолжила свою деятельность под другим названием в пределах определенной законодательством общей правосубъектности юридического лица. А 28 марта 2017 г. акционеры «Укрінком» еще раз сменили название своей компании, теперь уже на ПАО «Украинская инновационная компания». При этом юридическое лицо оставалась той же самой, с тем же кодом ЕДРПОУ, со всеми правами и обязанностями Украинского инновационного банка, никаких реорганизаций в отношении которого не вчинялось.

Акционеры Украинского инновационного банка хотели сохранить активы банка, и следовательно справедливо считали, что переименовав банк на «Украинскую инновационную компанию», имеют право получить задолженности по кредитам, которые в свое время этот банк выдал.

Следующее стратегическое решение состоялось 12 сентября 2017 г. когда ООО «Украинская инновационная компания» уступила права требования по кредитам, которые в свое время были выданы ПМК, в пользу ООО «Финансовая компания «Аффинаж». Та же в свою очередь 20 октября того же года заключила договор факторинга с ООО «ФК «Инвест ресурс», согласно которому и передала ей права требования по кредиту Украинского инновационного банка и договорами поручительства.

Во время ликвидационной процедуры Фонд гарантирования начал процедуры по взысканию долгов перед банком. Так, уполномоченное лицо Фонда гарантирования, действуя от имени банка, обратилась 22 июня 2016 г. Хозяйственный суд Черкасской области с иском к ООО «ПМК», ООО «Васильковое поле» и ПАО «Юрия» с целью взыскания в пользу кредитодателя задолженности по кредитам, которые выдал в свое время банк, на общую сумму 79 млн грн. Суд этот иск удовлетворил лишь частично, постановив 6 октября 2017 г. решение о взыскании с ПАО «Юрия» 18 млн грн задолженности по кредиту и 94 тыс. грн судебного сбора. И спор о взыскании этого долга в конце концов дошло до Большой Палаты Верховного Суда, где надо было решить дилемму: ПАО «Украинская инновационная компания» и ПАО «Украинский инновационный банк» является одной и той же юридической лицом и могла ли она претендовать на возврат долга, или нет.

Что решила Большая Палата Верховного Суда

10 декабря 2019 г. Большая Палата Верховного Суда приняла постановление, в котором решение Хозяйственного суда Черкасской области от 6 октября 2017. и постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 4 декабря 2017 г. отменила, а дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отменяя эти решения, Большая Палата Верховного Суда исходила из того, что независимо от того, была ли проведена ликвидация банка или нет, банк обязан был согласовывать внесение изменений в свой устав с НБУ в соответствии с требованиями банковского законодательства. Банк, по мнению Большой Палаты, должен делать это независимо от того, были или не были в силе постановление НБУ о неплатежеспособности банка, решение Фонда гарантирования о введении в банк временной администрации, постановление НБУ об отзыве лицензии и ликвидации банка и решение Фонда гарантирования о ликвидации банка. Также ОП считает, что отмена в судебном порядке решений регулятора о введении временной администрации и ликвидации не является основанием для автоматического прекращения этих процедур, при этом, к сожалению, не указывает, что будет служить юридическим основанием для их дальнейшего проведения.

Кроме того, при оценке фактических обстоятельств дела Большая Палата указала, что между Украинским инновационным банком и ПАО «Укрінком» (почему это две разные юридические лица в тексте постановления мы не нашли объяснений) не состоялось сделки по передаче прав и обязанностей банка, и не было доказано, что произошла смена кредитора – с Украинского инновационного банка на ПАО «Укрінком», в частности – и по кредиту 2007 г., о котором шла речь в начале статьи. А учитывая это, Большая Палата считает, что «Украинская инновационная компания» не приобрело прав банка, а потому и ООО «ФК Инвест ресурс» не могло приобрести прав требования ПАО «Юрия».

Критическая Отдельное мнение

Но это решение Большого Палата Верховного Суда – особенное во многом беспрецедентное. Примечательно оно тем, что из 20 судей палаты — 9 судей голосовали против него и даже выразили особое мнение, в которой категорически не согласились с выводами Большой Палаты. Важно, что против такого решения ОП, которое принималось в хозяйственном деле, были аж 4 из 5 судей, делегированных хозяйственной юрисдикции. То есть абсолютное большинство судей хозяйственников оказалась незгодною с решением по хозяйственному делу, которая в отличие от их коллег является их профессиональной специализации и прямой компетенцией. Сам же текст решения ОП в итоге готовил судья цивилист» Виктор Пророк. Решение принималось с пятой попытки, ОП четыре раза выходила из совещательной комнаты через равное количество голосов. В конце концов кто-то из судей устал и «разрядил» напряжение, передумав в крайне важной для бизнес-сообщества проблемы.

Решение из такого количества «инакомыслящих» — встретишь крайне редко. Независимо от содержания решения, даже только по этой причине оно привлекает особое внимание и вызывает беспокойство. И не только у участников спора, а в всего бизнеса в целом, в том числе у инвесторов, как внутренних, так и внешних. И это внимание – плохой знак. Ведь предприниматели понимают, что украинская Фемида крайне «капризная» и может действовать совсем не прогнозируемо. А такой подход — смерть для бизнеса.

Теперь относительно правовой логики. С чем же не согласны эти девять судей? А не согласны они с решением Большой Палаты о том, что в ООО «ФК «Инвест ресурс» не было юридических оснований требовать от ПАО «Юрия» возврат задолженности, и что решение следует направлять на новое судебное рассмотрение.

Эти судьи, в частности, считают, что, поскольку банки в Украине согласно закону создаются в форме акционерного общества или кооперативного банка, то исключение банком из видов своей деятельности такого вида предоставления услуг, как «деятельность коммерческих банков» и смена названия по своей сути не является его реорганизацией, поскольку организационно-правовая структура остается неизменной – акционерное общество. Такое юридическое лицо теряет право осуществлять банковскую деятельность, но не теряет прав в отношении уже приобретенных обязательств, в частности, и по кредиту 2007 г. и по договору поручительства. Судьи отметили, что нормы законодательства не предусматривают, что отзыв лицензии у банка и исключения его из Государственного реестра банков означает прекращения обязательств по возврату кредита.

Также судьи отметили, что полномочия относительно полного и исключительного управления банком в Фонд гарантирования возникают после принятия решения об отнесении банка к категории неплатежеспособных. Но решение о переименовании Украинского инновационного банка в ПАО «Укрінком» и исключении из перечня видов его деятельности такого вида, как «банковская деятельность», состоялось в то время, когда эти решения НБУ были отменены и признаны судом противоправными. Поэтому судьи с отдельным мнением считают, что, несмотря на то, что в законодательстве есть пробелы относительно регулирования восстановлении банковской деятельности после отмены судом решения НБУ о ликвидации банка, действия органов управления банком, принимают решения, которые не были предусмотрены и прямо запрещены действующим на то время законодательством, нельзя считать ничтожными.

Судьи также отметили, что НБУ не обращался с иском в суд, в котором бы заявлял о нарушении компанией «Укрінком» законодательства, когда она вносила изменения в устав. Предыдущими судебными инстанциями также установлено, что изменения, внесенные в устав истца, были отменены в судебном порядке», — говорится в тексте особого мнения.

Поскольку решение Большой Палаты Верховного Суда было принято минимальным большинством голосов, это заставляет задуматься над качеством выводов Большой Палаты. Возможно, в будущем такой плюрализм мнений приведет к тому, что в последующих решениях Большая Палата отойдет от своих выводов, которые она сделала в этом деле.

Спорность аргументов ОП, количество нерешенных ею вопросов, неопределенность относительно порядка имплементации указанных в Постановлении ОП выводов, безнадежно отдаляют нас от мысли о окончательное решение Верховным Судом поставленной перед ним проблемы исключительной, а фонд или Национальный банк Украины одержали победу. Единственный, кто в бесспорном выигрыше – недобросовестные должники, для которых Верховный Суд потерял кредитора, предоставив тем самым бессрочные кредитные каникулы.

Но даже в этом деле не все завершено. Впереди новый круг. Кроме того, компания «Инвест ресурс» готовит конституционную жалобу в Конституционный Суд, в котором намерена проверить на предмет соответствия Конституции способ устранения Большой Палатой Верховного суда пробелы в банковском законодательстве, примененный в Постановлении от 10.12.2019 года по делу № 925/698/16.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *