Как украинская Галицкая армия стала Красной

27 апреля 1920-го на Подолье сошлись в вооруженном противостоянии бойцы двух армий, в названии каждой из которых упоминалась Украина …

Старшины штаба 3-го красного украинского конного полка (в прошлом 1-й кавалерийской бригады УГА) накануне протибільшовицького выступления. Март 1920-го. Херсонщина, колония Кассель (с.Комаровка). Электронный архив украинского освободительного движения

Первая бригада Красной Украинской Галицкой Армии была зажата в клещи между польскими войсками и отрядами армии Украинской Народной Республики. Так заканчивалась история галицкого стрелецтва.

Вынужденный переход УГА на сторону деникинцев в ноябре 1919-го не улучшил положение галицкого войска. Оно фактически оставалось небоеспособным и продолжало страдать от болезней. Попытки использовать галичан в боях против большевиков успеха не имели.

На эту тему: Украинское войско: секрет регенерации

По состоянию на начало февраля 1920-го в УГА оставалось около 5 тысяч боеспособных старшин и стрельцов, сосредоточенных на границе Подольской и Херсонской губерний (в треугольнике Чечельник-Бершадь-Тирасполь; летунська сотня УГА находилась в Одессе). Втрое больше воинов, которые страдали от тифа и других болезней, находились в госпиталях Винницы и ее окрестностей, уже захваченных Красной армией. Белогвардейцы отступали на всех фронтах, и перед галицким войском снова встал вопрос выживания…

Попытки Начальной команды УГА организовать переход своих частей в Румынию провалились. О какую-то активную оборону против большевиков не могло быть и речи. Единственным выходом оставался союз с большевиками. Инициатива здесь шла снизу: еще раньше в Виннице образовался революционный комитет (ревком) УГА, который начал переговоры с командованием советской 12-й армии. Уже 1 января 1920 года представитель ревкома атаман Никифор Гирняк вместе с Андреем Волной составил первый проект договора о союзе УГА и Красной армии. Успешности переговоров способствовала демонстративная приверженность как к украинской государственности, так и к украинского языка и культуры советской власти в конце 1919 — начале 1920-го.

В конце января 1920-го начался переворот в расположении боеспособных частей УГА. Несколько дней продолжалось двоевластие — рядом с Начальною командой свои приказы издавал и ревком Начальной команды. В этом сумасшедшем доме назначен Деникиным в Одессе командующим УГА Виктор Сокира-Яхонтов 6 февраля даже объявил власть Директории УНР.

В конце концов, 10 февраля командующий УГА генерал Осип Никитка и его начальник штаба генерал Густав Ціріц были арестованы (обоих генералов впоследствии вывезли в Москву, а в июле 1920-го расстреляли).

Временным командующим стал полковник Амброзий Витошинский, но фактическую власть захватил ревком Начальной команды, который возглавил сотник Франц Кондрацкий. Переговоры с большевиками, которые вел этот орган, концентрировались вокруг двух ключевых вопросов: спасения тысяч больных воинов и сохранение УГА как целостного военного организма.

На эту тему: Первый зимний поход 1919-1920 годов: рождение новой украинской армии

Советское командование сразу же согласилось предоставить больным галичанам лекарства и одежду (хотя далеко не в том количестве, которая была нужна). А вот со вторым вопросом возникли сложности. Большевики не скрывали своего негативного отношения к УГА, считая ее «гнездом контрреволюции». Однако сразу расформировать ее они признали нецелесообразным. Победил прагматизм: почему бы не попробовать использовать по назначению несколько тысяч опытных и дисциплинированных бойцов? Итогом стало соглашение о слиянии УГА с Красной армией, заключенное 12 февраля 1920 г.

Еще 7 февраля, в период двоевластия, ревком Начальной команды издал приказ о переименовании УГА на Красную Украинскую Галицкую Армию — ЧУГА. Ответственным за реорганизацию ЦК КП(б)У назначил Владимира Затонского, который в то время был членом реввоенсовета 12-й армии. Первым шагом стало введение ношение красных лент на головных уборах.

19-21 февраля 1920 г. ЧУГА дебютировала в бою на стороне большевиков. В эти дни 3-й Галицкий корпус генерала Антона Кравса совместно с советской 45-й стрелковой дивизией действовал против белогвардейской группы генерала Бредова, которая пыталась пробиться к Могилеву-Подольскому. Однако этот эпизод стал последним, когда Галицкая Армия воевала в своей старой структуре.

26 (по другим данным, 27) февраля до Балты, где находилась Начальная команда УГА, прибыла делегация от советской 12-й армии, которая должна была провести реорганизацию. Ревком ЧУГА распустили, зато в галицких частях развернули свою агитационную работу представители большевиков. Появились должности комиссаров, которых назначали из галичан-коммунистов. Саму Начальную команду реорганизовали в Полевой штаб ЧУГА, который возглавил Василий Порайко — галицкий коммунист, гражданский без всякого военного опыта (за исключением службы в 1914-1915 гг. в австро-венгерской армии), но предан большевистской делу. 1 марта был создан Ревтрибунал при Полевом штабе ЧУГА как орган «борьбы с контрреволюцией».

На эту тему: К «линии Керзона». Как Антанта галицкий вопрос провалила

Учитывая сравнительно незначительную численность ЧУГА, удерживать корпусная структуры управления не было смысла. В начале марта 1920 г. три корпуса были реорганизованы в бригады. В частности, 2-й корпус стал 1-ю бригадой Красных Украинских Сечевых Стрельцов (ЧУСС). Ее возглавил подполковник Альфред Бізанц. 1-й корпус реорганизовали в 2-ю бригаду УГА (командир — сотник Юлиан Головинский). 3-й бригадой ЧУГА, созданной на базе частей 3-го корпуса, сначала командовал генерал Кравс, но 24 марта его заменил сотник Осип Станимир. После реорганизации УГА насчитывала 1485 старшин и 16 688 стрелков, но боевое состояние был значительно меньше: 663 старшин, 3820 штыков, 558 сабель, 66 орудий и 27 пулеметов.

Большевистское руководство не слишком возлагалось на галичан. Не могло быть и речи, чтобы сохранить ЧУГА как целостный организм, а тем более — доверить ей отдельный участок фронта. Зато галицкие бригады распределили между советскими дивизиями. В частности, 1-ую бригаду подчинили 44-й стрелковой дивизии, 2-ю — 45-ю, 3-ю — 41-й. Распоряжением от 3 марта отменялись старшинские звания и отличия, трезубец заменялся красной звездой, а гимном стал «Интернационал». Затонский главное внимание в агитационной работе среди галицких стрелков обращал на пропаганду «классовых ценностей» и борьбы национальных чувств. По замыслу большевистских эмиссаров, рядовые стрельцы должны направить «классовую ненависть» на своих старшин. И несмотря на все старания, спровоцировать стрелков не удалось — за все время существования ЧУГА не было ни одного случая выступления против собственных старшин. Наоборот, политика денационализации вызвала сопротивление большинства галичан и способствовала распространению протибільшовицьких настроений.

Нежелание большевиков и их политики вызрела очень скоро. Уже 6 апреля 1920-го против большевиков выступил 3-й конный полк ЧУГА. Эта часть, реорганизована с 1-й конной бригады УГА, входила в состав 3-й бригады. Возглавлял ее атаман (по-современному — майор) Эдмунд Шепарович. Он пытался поднять восстание целой бригады. Однако ее командование отказалось, опасаясь неизбежных репрессий против других частей галичан, разбросанных в то время по огромной территории Правобережной Украины. Кавалеристов поддержал лишь запасной курень сотника Ивана Казака. Восставшие заняли Тирасполь и отправились на север. Они добрались до Умани, а впоследствии — до Днестра, где присоединились к армии УНР. Через некоторое время к повстанческого отряда атамана Зеленого приєнався размещен в Балте технический (то есть, саперный) шалаш поручика Корнила Кізюка. Остальные же галичан пока выжидала…

Критический момент наступил в ночь на 24 апреля 1920-го, накануне начала польско-украинского наступления на Правобережной Украине. В частях ЧУГА, расположенных на линии польско-украинского фронта, вспыхнуло восстание. Его иницатором стал командир 2-й бригады сотник Юлиан Головинский. Пытаясь получить поддержку всех частей, он издавал приказы от имени подпольного революционного комитета. Однако кроме родного соединения эти приказы попали только к 3-й бригады. По 1-й бригады то, по мнению историка Александра Дєдика, до сих пор остается невыясненным: приказы Головинского не попали к ней по объективным причинам, были скрыты от стрелков командованием бригады? Как бы там не было, но в восстании против большевиков 1-я бригада ЧУСС участия не принимала.

В ночь с 23 на 24 апреля 2-я и 3-я бригады ЧУГА оставили свое расположение и начали пробиваться на соединение с армией УНР. Однако 27 апреля в районе Летичева и Ялтушкова эти бригады были окружены польскими войсками. Из кольца удалось вырваться и присоединиться к армии УНР только нескольким небольшим подразделениям. Остальных же бойцов разоружили и интернировали в польских лагерей.

1-я бригада ЧУСС просуществовала лишь на несколько дней дольше. 27 апреля под Махновкой (ныне Казатинский район Винницкой области) она была зажата между двумя огнями — польскими войсками и повстанцами генерала Омельяновича-Павленко. Окончательно 1-я бригада была разгромлена 1 мая 1920-го. Вместе с ней погиб и летунский подразделение ЧУГА — 1-й Галицкий авиаотряд. 21 апреля, после переформирования в Киеве (на аэродроме Пост-Волынский) он прибыл в Бердичев, 23-го передислоцировался в Казатин. А за несколько дней до Киева удалось уйти только двум самолетам из пяти…

Таким образом, ЧУГА после двух с половиной месяцев союза с большевиками прекратила свое существование. Особой пользы от галичан советское командование не имело — реорганизация и приведение бригад до боеспособного состояния требовали времени. К тому же, сказывались идеологические разногласия. Оценка большевистским руководством ЧУГА как не слишком надежной структуры подтвердилась на практике. Большинство галичан не горела желанием воевать за идеалы «мировой революции» и при первой же возможности попыталась перейти на сторону противников большевиков.

На эту тему: Как тиф выкосил Украинскую Галицкую армию

К сожалению, оправдались и опасения относительно галичан репрессий. Восстания 2-й и 3-й бригад на фронте стало приговором для тысяч старшин и стрелков, которые находились в большевистском заполье — Киеве, Виннице, Жмеринке и других городах. Ничего не зная о подготовке восстания, они без сопротивления попали в руки печально известной ЧК. Только в Одессе было арестовано 640 бойцов ЧУГА, которые лечились в местных госпиталях. Часть арестованных старшин перевели в лагерь Кожухов в Подмосковье. Оттуда в июле 1920 г. 217 человек перевезли в Архангельская и там уничтожили. Эта трагедия имела эхо и на Галичине — так, Юлиану Головінському не подавали руки, считая, что поднятое им восстание стало причиной гибели старшин УГА.

Так завершился путь галицкого войска — путь, который начался с блестящего Ноябрьского чина 1918 г., тянулся через поля побед и поражений, пути отступления и тифозные госпитали и, в конце концов, завершился в польских и московских лагерях. И хотя отстоять государственность Украинской Галицкой Армии не удалось, она стала неотъемлемой частью истории украинского войска.

Андрей Харук, заведующий кафедрой гуманитарных наук Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного; опубликовано в издании DSnews.ua