Антоненко о дело Шеремета: «Очень напоминает 37-й год»

Музыкант и военнослужащий ВСУ Андрей Антоненко (Riffmaster) называет дело об убийстве журналиста Павла Шеремета «жертвоприношением для удержания власти» и считает, что она подобна тем, которые фабрикувались в 1937 году.

Антоненко написал письмо из изолятора временного содержания, в котором, в частности, указал на недостатки версии следствия, сообщает ZN.ua. Это не только попытка подогнать «подозреваемых» под рост и внешность лиц, попавших на камеры наблюдения в ночь закладывание взрывчатки, изменение маршрута их движения.

« О том, что кроме меня есть и другие люди, я узнал, когда зачитывали подозрение. Самое интересное, что тогда я не знал, что Дугарь (подозреваемая в деле военный медик Яна Дугарь – ред.) – это девушка. Узнал об этом только в суде. А живьем ее впервые увидел 21 мая 2020 года. С госпожа Кузьменко (подозреваемая в деле волонтер и детский кардиохирург Юлия Кузьменко – ред.) летом 2016 года мы почти не были знакомыми. Так, общались в Facebook. Потому что она была свидетелем по делу о ДТП, во время которой сбили моего сына…А впервые мы увиделись 21 июля 2016 года на моем концерте», — цитирует Антоненко «Неделя».

Музыкант говорит, что ни ему, ни адвокатам дело для ознакомления в полном объеме не предоставили (22 мая правоохранители заявили о завершении расследования), а в изоляторе оказывали психологическое давление – подсаживали разных людей, запрещали причесываться и бриться, не давали свиданий с родными и отказывались предоставлять медицинскую помощь.

«Так. Я считаю себя политзаключенным и военнопленным в собственной стране. Это не дело об убийстве журналиста. Это дело о сохранении должности министра МВД. То есть прямая и бесспорная политика. И тот позорный брифинг (12 декабря 2019 года, во время которого было названо «убийц Шеремета» – ред.) – однозначный доказательство моего утверждения», — говорит он.

Антоненко считает, что бывшего генерального прокурора Руслана Рябошапку заставили подписали подозрение, хотя он был против, и затянули на брифинг».

«Вообще нас как-то непонятно выбрали или назначили подозреваемыми в этом деле. Мы словно жертвоприношения для удержания власти. А какими методами ее будут удерживать – безразлично. Очень напоминает 1937 год», — рассуждает он.

По мнению музыканта, «дело Шеремета» — не единственная фальсифицирована в Украине. Политическими Антоненко называет «истории Федины, Зверобой, Вятровича, Чорновол, генерала Марченко, Порошенко, Пояркова».

«Сколько еще запланировали и кого именно?», — спрашивается Антоненко.

2 июля в пресс-службе Национальной полиции заявили, что дело Шермета готово к передаче в суд. В начале июня глава МВД Арсен Аваков заявил о том, что часть материалов дела Шеремета уже передали в суд. В частности, речь идет о материалах, где фигурируют Яна Дугарь, Андрей Антоненко и Юлия Кузьменко.

12 декабря 2019 года руководство полиции сообщило, что в убийстве Шеремета подозревают детского кардиохирурга и волонтера Юлию Кузьменко, рок-музыканта и бойца ССО Андрея Антоненко и военного медика Яну Дугарь. По версии следствия, мотивом убийства была «дестабилизация общественно-политической ситуации». Вероятных заказчиков в полиции назвать не смогли.

Во время следствия журналисты, правозащитники и общественные активисты неоднократно указывали правоохранителям на ложности доказательной базы, на которой основываются обвинения.

Журналист Павел Шеремет трагически погиб 20 июля 2016 года в результате подрыва автомобиля. Взрыв произошел в 7:45 утра, когда журналист выехал из дома и проехал несколько десятков метров, на углу улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко в Киеве.