На коленях далеко не уползешь

Американская футболистка Саманта Мерфи отказалась встать на колено перед матчем в рамках кампании BLM, чем заслужила одобрительные комментарии в интернете. "Настоящие герои стоят на ногах, а не на коленях," — написал один из блогеров.

Об этом сообщает Репортер

Некоторые из спортсменов придерживаются такой же позиции: "Я не расист, но стояние на коленях противоречит моим принципам".

Как советский человек, я прекрасно помню, что такое политические ритуалы, ставшие обязательными, когда ты обязан был поднести руку ко лбу и ответить "Всегда готов!" или пойти на субботник (формально — добровольный). Но если ты не являлся, то следовали "орг-выводы".

Первый человек, который придумал встать на колено в память о Флойде, символически повторяя "удушающий жест" полицейского, но с обратным знаком, — был, безусловно, искренен. Даже ряды полицейских, вставших на колено в первые дни беспорядков, выглядели искренно (корпоративную ответственность можно понять).

Но когда стояние на колене стало частью ритуала по всей стране и даже в спорте, — жест приобрёл очень неприятное свойство "обязаловки" и принуждения (попробуй не встать на колено с командой, на глазах у стадиона). А отказ от обязательного жеста стал восприниматься как проявление нонконформизма, — совсем не в связи с расизмом или Флойдом.

Навязанные политические ритуалы — очень опасная вещь. Первоначальный смысл из них, как правило, быстро выветривается, а остаётся тест на конформизм (быть как все — во избежание последствий).

Наконец, на унижении другого (даже добровольном) равенства не построишь. Самоуничижение и демонстрация "вины", ставшие навязчивым ритуалом, — опасны не только тем, что стояние на коленях не имеет к идее равенства никакого отношения (и даже ей противоречит). А тем, что навязывает огромному числу людей ложную форму поведения, которая буквально уничтожает искренность первоначальной идеи.

(Кто из пионеров, носящих галстук, всерьёз относился к идеологии? И чем строже было обязательство, тем циничнее — отношение).

Для этого явления у американцев есть хороший термин: "токенизм", — формальная политкорректность в личных интересах, с целью социального успеха.

Коленопреклонённые команды на спортивных стадионах — и есть токенизм в чистом виде. Принудительный и неискренний. Редкие натуры, вроде Саманты Мерфи, способны этому противится.

Вы можете представить себе Мартина Лютера Кинга, который требует поставить белых на колени перед чёрными? Более дикого противоречия с идеей равенства трудно себе представить.

А Мартина Лютера Кинга в золотом гробу — слабо себе вообразить? (Моей фантазии не хватает).

Помимо того, что это просто — апофеоз дурного вкуса, это ещё и символ порочного смещения проблемы с реального насилия — в сторону обожествления жертвы. Нам как бы говорят: трагедия не в том, что существует полицейский произвол, а в том, что в результате произвола был убит "святой", достойный золотого гроба.

Наверное, людям (не слишком обеспеченным) хотелось побольше блеска (в конце-концов, имеют право на безвкусицу), но в результате вышло, скорее, "статусно", фальшиво, а не искренне.

Похороны в статусном саркофаге стали политической демонстрацией. (Даже Брежнев, неравнодушный к золоту, до такого не додумался).

Но, как мне кажется, чернокожая община совершила большую ошибку, поднимая на щит ценность общинного взгляда на мир.

Понятно, что общинное и религиозное сознание, свойственное "цветной" части населения, делит мир на "мы" и "они". Белые — это "они". Мир белых выглядит монолитом, подобный монолитному миру чёрных. С точки зрения общинного сознания, — это так. Но реальность сложнее. "Белый" мир — намного более разный, не-монолитный и фрагментированный, чем это кажется чёрным.

Затолкать всю социальную проблематику в общинные отношения (мы и они, чёрные и белые) — значит исказить картину мира. Именно отсюда — порочная идея о "коллективной вине" белых" перед "чёрными".

Общинное сознание живёт в общинной дихотомии. Но это путь — не к интеграции и снятию барьеров, а дорожка к возведению новых.

Чем больше чёрная община настаивает на групповой "вине белых" и требует от них (по признаку цвета кожи) стоять на коленях, — тем сложнее будет чёрным покинуть общинный, замкнутый мир, построенный на конфронтации своих и чужих.

Мира "белых" (которому навязана архаичная коллективная ответственность) просто не существует. Как не существует коллективной вины гетеросексуалов перед ЛГБТ-общиной.

И если мы (ЛГБТ) начнём настойчиво и агрессивно требовать от "натуралов" коллективно вставать на колени перед геями — в знак "вины" и "солидарности", — то прощай идея равенства, понимания и взаимного уважения.

Ставя на колени, уважения к себе не добиваются. Это большая ошибка — или иллюзия. Можно заставить, принудить, запугать последствиями. Но заставить уважать и добиться равенства — нельзя.

Ещё раз повторю: если бы гей-сообщество требовало от мира "натуралов" коллективно вставать на колени и виниться за коллективные грехи, — мне было бы стыдно за моё сообщество.

Не бывает коллективной вины "белых" или "натуралов", — это всё заморочки и иллюзии замкнутых, общинных групп, привыкших к изоляции.

Решение проблемы расизма (как и гомофобии) — в открытости чёрных общин (или "меньшинств"), а не в культивировании деления на "мы" и "они".

И уж, разумеется, о реальном уважении со стороны стоящих на коленях — можно забыть. Не бывает сострадания под дулом принуждения.

Источник: “https://www4.kasparov.ru/material.php?id=5F0B3F3ECA194”