Сергей Грабовский: «Путь начертили правильный. Нужно было на него встать и двигаться»

Чтобы построить один подземный туалет в Киеве, требовали разрешений четырех союзных министерств. Такой механизм ненавидели все прагматичные номенклатурщики. Дворец «Украина» в Киеве построили, с точки зрения Москвы, незаконно. Его архитектору грозило заточение, и он бросился с моста Патона в Днепр. Это показывает тогдашние настроения.

— Декларацию о государственном суверенитете Украины приняла Верховная Рада УССР 16 июля 1990-го. Говорят, что украинцам этот документ дался легко через неизбежен распад Советского Союза. Однако есть и мнение, что к этому мы шли от 1918 года. Благодаря чему декларация набрала нужное количество голосов?

— Независимость не свалилась с неба. Так могут говорить невежественные или желающие умалить ее ценность. Помощник генсека и президента СССР Михаила Горбачева Анатолий Черняев опубликовал в начале ХХІ века свои дневники тех времен. Их оригиналы хранятся в США. Там зафиксировано много разговоров, происходивших в Центральном комитете Компартии об Украине, которая волком смотрит на СССР». Есть просепаратистські настроения. Причем где? В Харькове, Днепропетровске. О сильных антисовєцькі мнения у украинцев он писал и в 1970-х, и в первой половине 1980 годов. Они были и среди части членов КПСС.

 

Сергей ГРАБОВСКИЙ, 63 года, философ, историк. Родился 1 января 1957-го в Черновцах. Отец – кинорежиссер-документалист, ученик Александра Довженко. Мать – фізикиня, кандидат наук. Работали в Киеве. Рожать сына уехала на Буковину к родителям. Закончил с красным дипломом философский факультет Киевского университета имени Тараса Шевченко. От членства в КПСС уклонялся. После аспирантуры при Институте философии защитил кандидатскую диссертацию. Работал редактором в журналах ”Генезис” и ”Современность”, программ ”Радио Свобода”. Член Ассоциации украинских писателей. Издал ряд книг на исторические темы, в частности ”Очерки по истории украинского государства”, ”Что принесла Украине Переяславская рада?”, ”Azat Qirim или колония Москвы? Имперский геноцид и крымско-татарский революция”. 2011 года получил премию ”За гражданскую позицию” имени Джеймса Мейса. В 2017-м стал лауреатом премии имени Якова Гальчевского ”За подвижничество в создании государства”. Живет в Киеве. Работает в Институте философии. Любит фортепианную музыку Фридерика Шопена, Сергея Рахманинова, Петра Чайковского. ”Несколько лет назад почти отрезало эстетическое наслаждение от прослушивания. Поэтому включаю редко”. Жена Ирина работает в Центре украиноведения Киевского университета. Сыновья Евгений – физик, рыцарь-реконструктор, Игорь – айтишник

На эту тему: Как наказывали за желто-голубой флаг в СССР

Декларация – логическое следствие таких настроений и незалежницького национально-демократического движения. Она показала стремление части тогдашней политической элиты быть не зависимыми от Москвы.

В начале 1970 годов Украина обеспечивала себя полностью газом и практически полностью нефтью. После Петра Шелеста во главе Компартии Украины стал лоялен к «московских бояр» Владимир Щербицкий. Нефтяные и газовые месторождения были випрацювані варварскими методами. Выкачали то, что сверху, и забросили. Это типичный пример колониальной эксплуатации. А вот Литва законсервировала свои месторождения.

Как писал в воспоминаниях руководитель украинского филиала Стройбанка СССР Григорий Хмельницкий, чтобы построить один подземный туалет в Киеве, требовали разрешений четырех союзных министерств. Такой механизм ненавидели все прагматичные номенклатурщики. Дворец «Украина» в Киеве построили, с точки зрения Москвы, незаконно. Его архитектору грозило заточение, и он бросился с моста Патона в Днепр. Это показывает тогдашние настроения.

Принятие декларации было закономерностью, а не случайностью. Подтолкнули события в Москве – последний XXVIII съезд КПСС. 63 депутата Верховной Рады Украины во главе с ее председателем Владимиром Ивашко отправились к столице СССР без разрешения сессии. Парламент принял требование отозвать их из Москвы. Такое решение поддержало конституционное большинство, в том числе свыше 300 коммунистов. Основная часть делегатов вернулась в Киев. Ивашко же согласился на предложение Горбачева стать заместителем генерального секретаря ЦК КПСС. Это усилило позиции сторонников декларации.

— Много ли украинцев занимались отделением? Насколько решение было сознательным?

— 125 депутатов объединились в Народную раду и были в откровенной оппозиции. Взяли курс на независимое государство. За ними стояли миллионы избирателей, причем активных. Потому что сторонники коммунистов были пассивны. В Украине так и не удалось создать інтерфронт (Интернациональный фронт трудящихся – общественная организация в Латвии, выступала за сохранение СССР и господствующей роли КПСС в обществе. – Страна), которого добивалась Москва. Даже «группа 239» – коммунистическое большинство Верховной Рады Украины в 1990-1991 годах – называлась «За советскую суверенную Украину». Усиление суверенитета стремились практически все политические силы.

 

Люди собрались у сцены на площади Октябрьской революции в столице для празднования Дня Независимости 16 июля 1991 года. Тогда праздник связывали с Декларацией о государственном суверенитете Украины, которую приняли в этот день 1990-го. В следующем году дату перенесли на 24 августа за появление Акта провозглашения независимости Украины. Фото: bug.org.ua

— В марте 1990 года состоялись местные выборы. Во многих округах победили представители демократического блока. Больше всего электоральных потерь Компартия потерпела в Донецкой и Ивано-Франковской областях. О чем свидетельствует этот факт?

— На Прикарпатье до сих пор витал дух ОУН и УПА. Поэтому как только появилась возможность избавиться от коммунистов, ею воспользовались.

На Донетчине партийцы провалили выборы, потому что там тоже были сильные откровенно антикоммунистические настроения. Донбасс не хотел, чтобы его нещадно эксплуатировали. К сожалению, ни власть, ни оппозиция не сумели перехватить эти настроения. Надо было делать реальные изменения в экономике. О них шла речь в Декларации о государственном суверенитете. Начиная с того, что народ Украины имеет исключительное право на владение, пользование и распоряжение недрами и землей. Места для союзных директивных органов там не осталось. После того как в течение полугода Украина не перечислила налогов, Москва оказалась в кризисной ситуации.

Так же власть прозевала настроения в Крыму, где на референдуме 1 декабря 1991-го большинство тех, кто пришел на участки, проголосовали за независимость.

Декларация во многом ею и осталась. Нужны были не только люди, которые принимали законы. А парламент тогда был лучше, чем сейчас, работал плодотворно. Не хватало эффективных структур исполнительной власти.

— Что вкладывали в определение «государственный суверенитет»?

— На первое место ставили то, что народ Украины является источником государственной власти в республике. Обязательным должно быть верховенство Конституции и законов Украины, страна должна быть самостоятельной в решении любых вопросов государственной жизни. Речь шла и об экономической составляющей – создание банковской, налоговой, таможенной систем. Предусматривали собственные вооруженные силы и органы безопасности, отношения с другими государствами и деятельность в международных организациях.

Все было хорошо расписано. Но вокруг многих вещей создали грубые спекуляции, которые живут по сей день. Как безъядерный статус и внеблоковость. Доходит до того, что это якобы прописано в Конституции. А нет. В декларации говорится о намерении. Намерении жениться и брак – разные вещи. И в правовом, и в практическом смысле. Намерение может измениться. Важным было, что заключение нового союзного договора возможно лишь на основе Декларации о государственном суверенитете. Она де-юре провозгласили конфедеративные отношения с центром.

Поэтому Всесоюзный референдум в марте 1991-го проводился с нарушениями норм права. В вопросе шла речь о сохранении Союза как обновленной федерации. Что было обновлять, когда его уже не было. Как, с точки зрения нации на самоопределение, воспринимать то, что казахи, живя за несколько тысяч километров от эстонцев, должны решать, имеют ли те право на собственное государство? За тем референдумом получалось, что решали.

Верховная Рада Украины приняла решение провести республиканское опрос с четкой правовой формуле о вхождении в союз суверенных республик. Никакого СССР, исключительно на условиях декларации. И тогда этот документ выстрелил.

Украина в 1991 году не собиралась подписывать союзный договор. Это стало одной из причин ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР – самопровозглашенный орган, созданный 18 августа 1991 года для устранения от власти президента Михаила Горбачева и сохранения Советского Союза. – Страна). Не Киев воспользовался борьбой в Кремле, а этот мятеж был обусловлен позицией Украины. Стало ясно, что СССР прекращает свое существование без нее.

Хотя команда председателя Верховной Рады Леонида Кравчука не стремилась немедленной независимости. Они планировали на осень 1991-го подписание договора с горбачовським «обновленным союзом», закрепить конфедеративные отношения двух государств. Это не устраивало Кремль.

— За декларацию проголосовали 355 депутатов, четверо были против и один воздержался. Можно ли выделить кого-то одного или группу людей, которые больше всего приложились к ее созданию?

— Отозвать 63 депутатов из Москвы, которые поехали на съезд КПСС, предложил Вячеслав Чорновил. Его поддержало большинство. Это был серьезный толчок.

Инициатором экономической самостоятельности можно назвать Леонида Кравчука, который несколько отличался от идеологической номенклатуры. Он защитил кандидатскую в начале 1970-х по вопросам социалистического рынка. Понимал преимущества самостоятельного развития Украины.

 

Члены Народного движения митингуют в Киеве в поддержку независимости Украины, 1990 год. Фото: Getty Images

— Декларация провозглашала самостоятельность республики и в решении вопросов науки, образования, культурного и духовного развития украинской нации. В чем это проявилось?

— В системе украинской Академии наук тогда зарплата была выведена на уровне средней по промышленности – достаточно высокий заработок. Снизили за времена президентства Леонида Кучмы.

Я на собственные глаза видел, как провели компьютеризацию институтов Академии наук. За деньги, которые не пошли в Москву, а остались. Закупили машины, на которых люди учились вводить данные, работать с текстами. Это была революционная вещь, статус ученого вырос.

Церковь отделилась в отдельный патриархат.

— В тексте декларации встречаются названия и «Украина», и «УССР». Можно ли считать день ее принятия концом советской Украины и началом нового государства?

— Там есть еще третий термин – «республика». На него сейчас не обращают внимания. Он, увы, пропал в последующих документах. Означал юридическую констатацию народовластия. Не анархического, а структурированного.

Отменить УССР еще не могли, но уже декларировали Украину. Это переходный этап в государственной жизни украинской нации.

— Возникали в те годы опасности для украинской независимости, риск отката?

— Кремль постоянно пытался удержать украинцев. Когда с Киева перекрыли поток налогов в Москву, туда вывели все деньги, которые лежали на сберегательных книжках миллионов людей. Их украли, по-бандитски. Этим продлили существование СССР. Но остановить его развал уже было невозможно.

— 16 июля 1990 года Верховный Совет принял также постановление «О Дне провозглашения независимости Украины». Действительно Акт о независимости 24 августа 1991-го важнее декларацию, что этот праздник перенесли?

— Правильнее было бы отмечать День Независимости Украины 22 января, исходя из даты принятия Четвертого универсала 1918-го и Акта злуки следующего года. Но на перенос праздника с лета на зиму никто не пойдет. Парады и концерты в холодную пору проводить хуже.

История современного государства началась именно с декларации, без нее не было бы Акта провозглашения независимости Украины. Празднование 24 августа является компромиссным, потому что эти документы неотъемлемые.

Не поддерживаю идеи отмечать День Независимости 1 декабря. Тогда в 1991-м был референдум на одобрение принятого парламентом акта. Вес референдума – в другой плоскости, он был нужен прежде всего для международного признания независимости.

— После референдума 1 декабря 1991-го Украину начали поздравлять другие страны. Была ли реакция на декларацию?

— В 1990 году США, Великобритания, Франция хотели сохранить СССР. Им было так привычнее. Поэтому украинскую декларацию проигнорировали.

Польская «Солидарность» положительно реагировала на нее. Но она еще не получила всей полноты власти.

Горбачев везде выступал, что народ Украины – за Союз. Якобы провели соцопрос и 65-70 процентов – за СССР. Это производило впечатление. После референдума 1 декабря президент потерял в глазах Запада свое политическое значение. Там смирились с реальностью. Горбачев был недоволен заявлением его друга американского президента Джорджа Буша-старшего о перспективах признания Украины. Тот представлял демократическую страну и ответил, что ничего не может поделать, референдум – воля народа.

— Почему украинцы лидером страны избрали коммуниста Леонида Кравчука, а не борца за независимость украины Вячеслава Чорновила? Какие ментальные черты проявились и в чем они хранятся до сих пор?

— Чорновил не был бы хорошим президентом. С него пользы было бы больше на посту председателя Верховной Рады. Это его сфера: публичность, дискуссии, законотворчества, молниеносная реакция. Президент – это другое. Не было из кого выбрать.

У Польши стал Лех Валенса, многолетний организатор профсоюзов. Сделал карьеру общепризнанного лидера. Рейган был президентом гильдии американских актеров. Возглавлять такую организацию, зная амбиции ее членов, труднее, чем быть президентом США. У нас таких людей не было. Чорновил был слишком демократичен. При тех обстоятельствах нужен был жесткий лидер.

То были гораздо более демократичные выборы, чем сейчас. Работали независимее медиа. Даже коммунистическая верхушка старалась придерживаться правил. Хотя и сфальсифицировали результаты где-то в пол сотни округов.

Избиратель был умнее, не имел в голове того дерьма, которое заливает туда сейчас олигархическое и промосковское телевидение. Даже центральные союзные каналы были качественными.

 

Художник Александр Ивахненко получил от Министерства связи УССР заказ на почтовую марку, посвященную принятию Декларации о государственном суверенитете Украины 16 июля 1990-го. В Киеве не имели необходимого оборудования, поэтому печатали в Москве. Туда отправили эскиз с надписью ”Почта СССР”, а получили с измененным ”Почта СССР”. Впоследствии восемь украинских марок выдали в Canadian Bank Note, еще две – в Австрии и Венгрии. Печатать в Украине начали с 1992 года. Фото: facebook.com/ukrposhta

На эту тему: Мирослав Маринович: Откуда придет новое дыхание для Украины?

— Удалось ли за 30 лет достичь поставленных декларацией целей?

— Частично. Смогли удержать независимость. Армия есть. Сформировать нормальную национальную экономику не удалось. Независимого суда нет. Полный провал в преодолении экологических проблем, на которые власти и части избирателей наплевать.

Положение о внеблоковом статусе не выдержало проверки временем и Кремлем. Тогда и поляки говорили, что они хотят развиваться единолично. Жизнь вносит изменения.

Декларация была кое-где лучше действующую Конституцию. В ней записано «Украинская ССР как суверенное национальное государство развивается в существующих границах на основе осуществления украинской нацией своего неотъемлемого права на самоопределение. Украинская ССР осуществляет защиту и охрану национальной государственности украинского народа». Потом понятие «национальной государственности» исчезло, не использовалось в Конституции и политической практике.

В декларации отсутствует любое упоминание об обеспечении государством свободного развития, защиты и использования русского языка. Речь идет исключительно о функционировании украинского языка во всех сферах общественной жизни.

Путь был начерчен правильный, нужно было только на него встать и двигаться.

Александр Гандзій, , опубликовано в журнале СТРАНА