Евстратий Зоря: «Все время впереди — это время для украинской церкви»

Готова ли новосозданная церковь к реформам, на каком языке будет правит, что думает об изменении церковных традиций и почему Филарет еще носит патриарший куколь? Об этом рассказал член синода объединенной православной церкви в Украине.

Получение Томоса — это как свадьба, после которой в объединенных православных начинается семейная жизнь. С бытовыми заботами: кому деньги, кому приходы, а кто будет говорит от имени церкви. Православная церковь Украины собралась на первый синод, избрала руководство и разделила обязанности. Готова ли новосозданная церковь к реформам, на каком языке будет правит, что думает об изменении церковных традиций и почему Филарет еще носит патриарший куколь? Об этом Евстратий Зоря — член синода объединенной православной церкви в Украине рассказал в интервью Общественному.

Кто теперь будет возглавлять приходы

— Вы остаетесь с теми же регалиями, но уже в новой церкви. Приход ваш остается. Приходы не делили на синоде.

— Да, это одно из решений синода. С одной стороны, понятно, есть определенные канонические нормы и традиции, которые определяют территориальный принцип организации церковной жизни, чтобы не было перекрытия канонических полномочий, на одной территории по канонам есть только один епископ. Но в реальности мы видим, например, в Винницкой области …

— Трое епископов. Один даже митрополит.

— Два митрополита и один архиепископ. Есть епархия, которая пришла из Московского патриархата, есть епархия из Киевского патриархата и есть епархия автокефальной церкви. Правило предусматривается, что приход не должен подчиняться двум епископам одновременно. И это не нарушается. То приходы, которые были в епархии из Киевского патриархата, и дальше подчиняются архиепископу Михаилу. То, что из Московского — митрополиту Симеону. Том, которые из автокефальной церкви, — митрополита Романа. И здесь переплетение полномочий или какого-то хаоса нет.

Общины определяются сейчас. Согласно закону, который с 31 января вступил в силу, общины имеют возможность добровольно выйти из Московского патриархата и войти в единую православную церковь.

Сколько в Украине приходов

— Вы вообще оценивали достижения церкви? Сколько сейчас приходов, парафий? Ибо на эту тему очень много спекуляций. Ежедневно говорят: несколько приходов перешло в объединенную церковь. Но сколько это сейчас в противовес тому же Московскому патриархату?

— Последние опросы говорят о том, что украинскую церковь поддерживают около 45 процентов верующих, московский патриархат — 15 процентов. Остальные — это то, которые называют себя просто православными, но четко не относят себя к тот или иной конфессии.

Что касается количества приходов, общин. Во-первых, надо понимать, что, по украинскому закону, 10 человек уже могут зарегистрировать приход …

— Фактически, часовня, если люди молятся …

— Одна часовня или небольшой храм в селе или большой храм в городе, или даже кафедральный собор, куда приходят десятки тысяч людей на праздники, в статистике — это одна единица. Здесь нужно чувствовать баланс между статистикой зарегистрированных религиозных общин и поддержкой со стороны верующих, со стороны граждан Украины.

И еще один важный момент: в 90-е годы и в начале 2000-х со стороны государственной власти было специальное указание, чтобы в каждом населенном пункте зарегистрировали общину Московского патриархата. Действовала она реально или бездействовала — это другой вопрос.

В тему: Две трети приходов перейдет из УПЦ МП в поместную церковь, — Заря

— Нужно провести учет, осуществить ревизию. Но я помню, что задолго до истории с Томосом 10 000 приходовбыло в Московском патриархате …

— В Московском патриархате зарегистрировано около 11 000 религиозных общин. У нас было более 5000. И где-то около полутора тысяч — в Украинской автокефальной православной церкви. То есть сейчас можно примерно сказать, что в единой украинской церкви есть около 7000 религиозных общин, тогда как в Московском патриархате примерно 11 000 остается. Ранее соотношение было вдвое больше в пользу МП, сейчас ситуация уже изменилась. И что очень важно: все время впереди — это время для украинской церкви.

Я помню времена, когда на Черкасщине, где я родился и рос, в 1992 году было две общины Киевского патриархата — в Черкассах и Чигирине. Все. Сейчас в Черкасской епархии уже насчитывается около 200 общин Киевского патриархата. Так же, например, на Черниговщине, где я являюсь епархиальным архиереем. Украинская церковь начиналась с прихожан, под Пятницкой церковью в центре Чернигова на столике отправляли богослужение, потому что их даже в храм не пускали. Сейчас там более 140 общин. То есть за эти годы церковь выросла.

Точка невозврата пройдена. На самом деле томос можно сравнить даже с Декларацией Независимости Украины.

Для православной церкви в едином государстве быть единственной структурой — это естественно. Как неестественно состояние разделения Украины, которое Россия спровоцировала, так же и неестественно состояние разделения церкви.

— То есть вы имеете в виду, что Московский патриархат и русская церковь в Украине просто исчезнет со временем?

— Я не думаю, что она совершенно исчезнет, потому что Украина — демократическое государство, и заставят тех, для кого единство с Москвой является религиозно важнее, чем единство церкви в Украине, никто не будет, но она сойдет на маргиналии, этакую пограничную часть религиозного сообщества, будет просто одной из более сотни религиозных конфессий в Украине, но которая уже не будет иметь такого решающего влияния среды общества и политикума, не будет играть тот роли, которую она играла в течение трех десятилетий.

Как в новой церкви распределили власть

— Владыка, мы здесь сравнили, что томос — как свадьба, а теперь уже началась семейная рутина и надо решать бытовые вещи. Вот синод состоялся. Распределили полномочия. Я правильно понимаю, что ваша должность будет такой же, как и в Киевском патриархате — вы будете человеком, который общается с журналистами?

— На синоде об этом не говорилось. Были определены руководители определенных синодальных структур. Первое — митрополит Иоанн подтвержден на должности главы синодального управления военного духовенства. Сейчас это одно из важнейших направлен деятельности церкви. Это капелланское служение в армии, в вооруженных силах.

В тему: Капеллан Константин Холодов: Священник идет на войну, чтобы человек не оскотинился

— Владыка Симеон, который был в Московском патриархате, теперь секретарь?

— Да, он — главный секретарь Синода.

— Это важная должность.

— Конечно, важная. Мы исходим из того, что мы единая церковь.

Если на уровне определений, даже подсознательном, мы будем и дальше разделять — вот то церкви, вот то церкви, вот то церкви, то будет это разделение существовать и в мыслях. А мы должны от этого отходить.

— Но мы так увидели, что в руководстве почти все представители бывшего Киевского патриархата, кроме владыки Симеона, который перешел из Московского патриархата, и, собственно, двух представителей украинской автокефальной церкви — это блаженнейший Макарий и владыка Герман. Все согласились с такой расстановкой? Как вообще избиралось руководство?

— 12 членов синода назначаются предстоятелем на годичный срок. Но три иерарха, это святейший патриарх Филарет, митрополит Макарий, митрополит Симеон, постоянно находятся в синоде. То есть их выбирать не надо. Таким образом предстоятель определил 9 других членов синода. Это эго право. Логично распределить таким образом, особенно в этот ответственный период, чтобы были люди, которые, как считает предстоятель, способны обеспечить единство руководства.

Мы благодарны Богу, что синод собрался и плодотворно поработал, принял решение. Особенно важные решения, по моему мнению — это, во-первых, то, что была утверждена структура иерархии, то есть все иерархи, епископы, архиепископы, митрополиты утверждены в своих титулах, в своей позиции. И второе — что был принят типовой устав для епархий церкви. Потому что митрополия как руководящий центральный орган зарегистрирована, но теперь надо дальше регистрировать епархии. Для того, чтобы этот процесс начать, надо было этот устав принять.

В тему: Синод ПЦУ провел свое заседание и принял ряд решений

— Еще важный вопрос — кто будет отвечать за деньги церкви, то есть кто будет главным казначеем?

— Во-первых, согласно украинскому законодательству, церковь в целом не является юридическим лицом. Нет такого понятия, как деньги церкви.

— Но казначей есть.

— Поскольку церковь не является юридическим лицом, у нее нет ни имущества, ни денег. Есть киевская митрополия как руководящий центр, и вот у руководящего центра есть свой бюджет. За эти средства всегда отвечает руководитель. В Киевском патриархате всегда отвечал Святейший Патриарх Филарет или те, кто были до него.

В единой церкви это обязанность митрополита. Он отвечает за то, чтобы бюджет наполнялся и тратился с соблюдением законодательства, чтобы была бухгалтерская отчетность. И также обязанность и традиция, что все епархиальные архиереи составляют отчет перед синодом. То есть за год составляется отчет о деятельности тот или иной епархии. Предстоятель церкви также составляет доклад.

Будут ли в церкви либеральные реформы

— Блаженнейший митрополит Епифаний сказал, что не надо ругать женщин за отсутствие платка в церкви, что они сами поймут. Началась такая либеральная дискуссия. Какой вообще церковь хочет себя позиционировать и видеть? Или это продолжение того, как Киевский патриархат себя позиционировал, или младший предстоятель иначе это видит?

— Мне кажется, главное — не превратить дискуссию между либералами и условными консерваторами в что-то вроде образа, который очень метко использовал Джонатан Свифт, когда рассказывал о войне остроконечников с тупоконечниками. С какой стороны разбивать яйцо? У нас не должно быть борьбы за мир, после которой камня на камне не останется.

— Вы реформы внедряться собираетесь? Это будет более либеральный вариант или нет? Как их внедрять — это уже другой вопрос.

— Вот простой пример. Московский патриархат до сих пор совершает богослужение на славянском языке. У нас богослужение на украинском языке, и разрешается, где хотят, служит на всех богослужебных языках, которые только есть. Хотят в славянской общине — пожалуйста, хотят румынский — пожалуйста, хотят грузинский — пожалуйста.

Есть у нас общины, например, в Херсоне, где служат современным литературным русским языком, чего даже в русской церкви нет. Реформа это или не реформа? Реформа, и очень серьезная.

— Либеральные уступки.

— Это не либеральные уступки, это открытость церкви к потребностям верующих людей. Была потребность верующих людей, чтобы богослужение совершалось языком современным, литературным, понятным, — церковь это сделала. Вот русская церковь, например, этого еще не сделала. В греческой церкви до сих пор дискутируют, потому что там в богослужении используется не современный литературный греческий язык, а древний. И он подобен славянскому. Поэтому важно, когда мы говорим о реформах, чтобы они воспринимались самой церковью и были естественными.

— То есть церковь идет за прихожанами? Так можно сказать?

— Церковь отвечает на потребности прихожан. Если она этого не сделает, то церковь будет в одном месте оставаться, а прихожане будут идти в другое. Церковь же на самом деле не здание. Церковь — это верующие.

— Мы видим консервативное движение в защиту семейных ценностей. Совет церквей и религиозных организаций снова просит секретаря СНБО через парламент принять постановление «о семейных ценностях», и должны быть люди, которые это будут контролировать. Насколько такая консервативная повестка дня будет характерна и для новой церкви?

— Дело в том, что есть базовые для церкви вещи, которые отвечают не просто позиции каиафе или синода, предстоятеля или консерваторов, а базируются на Священном писании и учении самой церкви. Если церковь или кто-то из членов церкви будет вот этого отступать, то будет отрываться от основ церкви. Отношение к семье — это один из ключевых вопросов, освещенных в Священном писании.

— Церковь от этого не отступит?

— Церковь будет защищать семью. Потому что без семьи не будет и церкви. Потому что не будет молодого поколения, которое придет после старшего поколения, не будет общества, не будет государства.

— А вы считаете, что семью сейчас надо от чего-то защищать?

— Безусловно. Потому что даже обычная сухая статистика говорит, сколько разводов.

— Статистика также говорит, что алкоголизм является главной причиной этих разводов.

— Алкоголизм возникает, потому что люди ищут, как избавиться от стресса, перегрузок. Если они не находят нормальный естественный выход своим негативным эмоциям или чувствам, они начинают [пить], потому что это доступно и это легально, в отличие от наркотических препаратов.

Но в комплексе семья, безусловно, находится под большой угрозой. Если не будет нормальной последовательной, в частности, со стороны государства, семейной политики, поддержки материнства, детства, то через поколение-два просто не для кого строить демократию, проводит реформы, не для кого вводит хорошие стандарты жизни. Уже почти три десятилетия подряд Украина вымирает.

Какой сейчас статус у Филарета

— Это правда, и также выезжают люди. Владыка, этот разговор намного длиннее. У меня последний вопрос. Мы увидели на фото с Синода, как были одеты митрополиты, архиепископы. Патриарх Филарет и дальше называется святейшим, несмотря на то, что уже не является главным человеком в церкви, он и дальше носит патриарший куколь на синоде. Почему так?

— Потому что он является патриархом. Он не осужден церковным судом, он не отстранен от сана патриарха, никто не принимал такого решения. То, что со стороны Вселенского патриархата статус патриарха за ним не признавался, это дело внешнее. Внутренне — это признание нашей единой церковью того, что патриарх является патриархом и имеет этот сан, и он с него не снимается, он не становится митрополитом или архиепископом, или просто пенсионером, а остается с титулом и саном патриарха и продолжает активную деятельность уже в единой Церкви. Это часть того процесса, который позволил осуществить объединение.

Я думаю, что и аудитория, и общество знают, что Филарет — человек с высочайшим авторитетом среди религиозных деятелей Украины.

Человек с огромным жизненным опытом, который создал условия для того, чтобы произошло объединение, чтобы образовалась единая поместная церковь. Мы даже морального права не должны отстраняать эго.

— Никто об этом не говорит, конечно.

— Поэтому внутренне для церкви это вопрос между кем-то может дискутироваться, я вижу много дискуссий.

— Но на синоде этих дискуссий нет.

— Абсолютно не было. Мы с уважением и почтением относимся к святейшему патриарху Филарету. Вон, решениями Синода, является епархиальным руководителем тех приходов, монастырей, которые до 15 декабря, до объединительного собора были в Киеве в составе Киевского патриархата, исключая Михайловский монастырь, который сейчас является кафедрой Блаженнейшего митрополита, и поэтому подчиняется ему. Поэтому патриарх, хотя он не является предстоятелем церкви, является полноценно действующим иерархом единой церкви и участвует в ее жизни и развитии.

На фото: Архиепископ Черниговский и Нежинский Православной церкви в Украине Евстратий (Зоря) в студии Общественного. Киев, 6 февраля 2019 года. Сергей Дунда / Общественное

Настя Станко, опубликовано в издании Общественное

Перевод: Аргумент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *