Оборот земель Цапков в природе

За плодородные кущевские земли снова идёт война — с участием чиновников, судей и агрохолдингов. В центре внимания — та самая Кущевка, где «покровские» заполучили часть земель так называемой банды цапков. Так заканчивается эпоха второго передела дорогой кубанской земли — когда на смену обнаглевшим бандитам сначала пришли заботливые «государственники». Убийства с изнасилованиями сменились уголовными делами, «разборки» — решениями судов, «тёрки» — пресс-релизами.

А теперь пришли и за этими.

Об этом сообщает Редакция

Летом 2021 года бывшая судья Арбитражного суда Ростовской области Светлана Мартынова, отбывающая 7-летний срок наказания за крупное мошенничество, из СИЗО через адвокатов передала аудиозаписи, на которых подробно рассказала, как, будучи судьей, якобы возила из Ростова в Кущевку взятку своему коллеге — ныне председателю Кущевского районного суда. Деньги, по словам Мартыновой, будто бы предназначались для «положительного» решения по делам, связанным с землями разгромленной «банды цапков». Ряд бывших землевладельцев заявили, что лишились своих наделов под угрозой расправы со стороны бандитов, и после суда над уголовниками потребовали вернуть земли. Возвращать земли станичникам помогали «дорогие» московские адвокаты, суды не противились. Со временем собранная таким образом земля оказалась под концерном «Покровский», а судья Мартынова — в тюрьме. Но не за дачу взятки, а за мошенничество. Заявление на неё написал один из совладельцев того самого концерна.

Казус судьи Мартыновой

— Сколько стоит наше хозяйство? Трудно сказать, раз на раз не приходится, но выручка — это где-то миллиард в год. Рублей, конечно. Чистая прибыль — 200–300 миллионов, смотря какой урожай, — рассказывает Виталий Мартынов, который уже пятый год к своему семейному предприятию — ЗАО «Маяк» — никакого доступа не имеет. На его технике с его 13 тысяч гектаров четвертый год урожай собирают сторонние компании. Куда уходит прибыль, он не знает, ему лишь приходит налог на землю.

Земли хозяйства расположены в нескольких километрах от Кущевки, но ехать туда Виталий отказывается: последняя попытка закончилась встречей с сотрудниками ДПС. А встречаться с полицией Мартынову нельзя — его машина, как и все имущество семьи, арестована.

О том, как Мартыновы создавали такое большое агропредприятие, они говорить не хотят. Известно, что за эту землю жена Виталия уже 5 лет сидит в тюрьме.

По версии семьи Мартыновых, после разгрома «банды цапков» бывшие владельцы земельных паев через суд вернули свои права на наделы, потом объединились в хозяйство «Маяк» и «за символическую плату» предложили им взять предприятие в управление. Мартыновы согласились, Светлана оставила карьеру судьи и занялась сельским хозяйством.

Но однажды на горизонте возник концерн «Покровский» с предложением за 40 млн рублей купить у них хозяйство, приносящее 200–300 млн рублей чистой прибыли в год. Мартыновы отказались, тогда совладелец концерна Андрей Коровайко написал на Мартынову заявление в полицию и обвинил её в мошенничестве.

По версии Коровайко, в 2011 году Мартынова, будучи судьей Арбитражного суда Ростовской области, предложила ему за 52 млн рублей помочь через суды вернуть бывшим владельцам земли совхоза «Маяк коммунизма», которые в нулевых усилиями «цапков» вошли в состав предприятия «Артекс-Агро». Расписок Мартынова не давала, чтобы не быть скомпрометированной, говорил Коровайко в суде. Он под присягой заявил, что платил деньги Мартыновой, когда в судах выносились «правильные решения», в надежде, что потом она «убедит» пайщиков отдать новое предприятие под контроль «покровских». Но этого не произошло.

Заявление о том, что бизнесмен, по его словам, платил за принятие нужных ему судебных решений и что сказано это было в суде, никого из правоохранителей не заинтересовало.

В станице конфликт судьи с концерном описывают коротко: её попросили добыть землю, а судья решила добычу не отдавать, за что и поплатилась.

Суд признал Мартынову виновной и в 2017 году отправил за решетку на 7 лет. В 2019 году в отношении неё было возбуждено ещё одно уголовное дело — о незаконном выводе денег со счетов осуждённой матери бандитов, Надежды Цапок. Тогда бывшая судья пошла ва-банк и рассказала, как «работала» с Андреем Коровайко и Аркадием Чебановым — совладельцами концерна «Покровский». Жена Чебанова Лариса на тот момент также трудилась арбитражным судьей.

Через адвокатов Мартынова передала аудиозаписи со своим признанием. Подлинность голоса подтвердили родственники осуждённой.

Явка с повинной получилась эффектной.

Оборот земель

Описанные в заявлении экс-судьи события относятся к 2011 году, когда 81-летняя пенсионерка из Кущевской Анна Ивановна Данько потребовала признать незаконной давнишнюю сделку о покупке 5000 га для предприятия «цапков» «Артекс-Агро».

После распада СССР, как и большинство сотрудников совхозов, Анна Ивановна получила земельный пай — 6,33 га. Спустя три десятилетия с помощью московских адвокатов пенсионерка смогла убедить судью Аносова, что имела первоочередное право покупать смежные участки. И если бы не произвол «цапков», вполне могла бы построить успешный аграрный бизнес. Свою упущенную выгоду она оценила в 300 млн рублей. Кущевский суд полностью удовлетворил этот невероятный иск, а спустя 10 лет судья Мартынова рассказала в своей «явке с повинной», как это было.

— Коравайко сказал (мне), что они не могут «найти общий язык» с судьей Аносовым, — рассказывает на аудиозаписи Светлана Мартынова. — Коровайко попросил меня поговорить с Аносовым, и если тот согласится вынести решение в пользу Данько, то они заплатят столько, сколько скажет Аносов.

Мартынова согласилась.

— Я передала ему (Аносову. — Е. Р.) слова Коровайко, на что Аносов сказал, что он сам «такие вопросы не решает», он посоветуется с председателем Сероштан В.В., и если тот даст добро, то он, Аносов, возражать не будет, — вспоминает она. Далее на аудиозаписи Мартынова рассказывает, как спустя несколько дней на своей «Мазде» якобы отвезла Аносову в Кущевскую 5 млн рублей, полученных от Коровайко.

Кущевская напоминает гигантсткую юридическую аномалию, над территорией которой законы государства преломляются, теряя и буквы, и дух, а порой и смысл.

Анна Данько получила 5300 га земли и 300 млн рублей компенсации, но в 2018 году умерла той же скромной пенсионеркой. Незадолго до этого Кущевский суд отнял у неё полученные гектары, она была признана банкротом и ушла на тот свет, не уплатив налога на землю за два года. Адвокат, которая помогала женщине провернуть эту сделку, в 2015 году получила 8 лет за мошенничество.

Земля «бабушки Данько» оказалась в распоряжении «Маяка», но сам «Маяк» не давал покоя «покровским», говорит Мартынова.

— О какой-то оплате речь уже не шла, — вспоминает она на аудиозаписи события 2012 года, описывая, как к ней, судье Ростовского областного Арбитражного суда, Коровайко подъехал прямо на работу и вновь начал требовать переоформить акции ЗАО «Маяк». — Когда я вышла из машины, то увидела, что наперерез мне идут двое мужчин кавказской внешности, спортивного телосложения, один с бородой. Они назвали меня по имени-отчеству, взяли под руки и сказали буквально дословно: «Мы до завтра поконтролируем вашу дочь. Постарайтесь, чтобы сделка завтра состоялась». Они назвали институт, факультет и группу, в которой учится моя дочь. Из чего я поняла, что за мной следят давно. Уже потом я узнала, что жена Коровайко — Ирина Рукавишникова — занимала должность декана юридического факультета, где училась моя дочь.

После ареста Мартыновой в 2017 году «Маяк» был признан банкротом из-за задолженности в 1,7 млн рублей, а бывший его директор Виталий Кошенок отправился в тюрьму за то, что заключил якобы невыгодный контракт на субаренду земли. Упущенную выгоду подсчитали вплоть до 2027 года, и Кошенка посадили на 7 лет за злоупотребления. Примечательно, что делом кубанского фермера почему-то занималось Следственное управление СКР по Ростовской области, а не по Краснодарскому краю.

Первое, что сделал конкурсный управляющий Хасанов, когда получил в управление земли «Маяка», — нанял одну из компаний «Покровского» убирать урожай. В августе этого года Хасанов опубликовал в ЕФРСБ данные о должниках «Маяка». Из 828,3 млн рублей не менее 560 млн «Маяку» задолжали компании, связанные с концерном «Покровский», — ООО ТД «Концерн Покровский» и ООО «Агрокомплекс «Кущевский».

Все эти годы за решеткой Мартынова продолжает держать оборону и земли не отдает, хотя, по её словам, давление продолжается.

— На следующий день после задержания ко мне пришел следователь Магомедов. Он сказал, что мне немедленно изменят меру пресечения, а дело прекратят по реабилитирующим обстоятельствам, если я буду «вести себя правильно», — говорит Мартынова. — На один из разговоров Магомедов привез в СИЗО Коровайко. Без проведения каких-либо следственных действий он оставил меня с ним наедине в кабинете следственных действий и порекомендовал «договориться мирно». В разговоре Коровайко сказал, что из таких сидельцев, как я, он и Чебанов, могут сделать галерею с портретами, и если я не соглашусь, то сдохну в этой тюрьме. Выполнить требования Коровайко я отказалась, о чём он тут же сказал полковнику Магомедову, позвав того в кабинет. Магомедов сказал мне, что я допрыгаюсь, что он возьмёт под стражу моего больного отца, и пока тот будет умирать в камере, я должна буду подумать в камере, что мне дороже — отец или акции. Через пару недель часть свидетелей изменили показания, заявив, что 3 млн рублей они передали не мне, а моему отцу. (…) Следователи шантажировали меня, что если я не изменю свою позицию, они добьются помещения под стражу моего отца, а потом найдут что-нибудь и для остальных членов моей семьи.

«Я думал, суд разберется…»

С отцом осуждённой — Иваном Гавриловичем Колесниковым — мы встречаемся в центральном парке Кущевки, куда его привозят на арестованной «Мазде», — после суда над бывшей судьей арестовано имущество всей её семьи. 73-летний мужчина вытирает слезы, с трудом выуживая из памяти фрагменты допросов.

— Ни доказательств. Ничего. Говорят, белая «Нива». Номер — не помнят. Что, мол, привезли и отдали мне 3 миллиона. Ни расписки, ничего. Адвокатша спрашивает: «А деньги вы считали?» Говорят: «Нет». Директор кафе говорит, что я метр 65, а я метр 83. Я следователю говорю, а он не слушает. Я думал, суд разберется. А там конвейер.

Пока шло следствие, мужчину на 4 дня закрывали в психдиспансере — следователям показалось, что Иван Гаврилович не в себе, раз не помнит обстоятельств получения денег от помощников Андрея Коровайко.

— Я четверо суток не спал — два наркомана, два настоящих сумасшедших рядом. — Отец судьи вины не признал и получил 4 года условно.

Но «Маяк» был не единственным хозяйством, которое интересовало «Покровских». Помимо него, в районе работали ещё «Слава Кубани» и «Агрокомплекс «Кущевский», владельцы которых были косвенно связаны с разгромленной кущевской бандой, а потому стали лёгкой добычей таинственных «воинов кущевской справедливости».

Один за другим на землевладельцев посыпались обвинения в совершении тяжких преступлений, в которых стыдно было сомневаться —

бойня в Кущевке была настолько страшной, что упоминание о любой причастности к «цапкам» делало людей виновными в глазах общества. В местных СМИ постоянно муссировалась тема «цапков и их небитков». Следователям лишь оставалось подвести под обвинения хоть какую-нибудь базу, и с этим они успешно справлялись.

Концерн полномочного представителя

Точной даты рождения «Покровского» — предприятия, фирмы или лица, с которого бы все началось, в официальной истории концерна нет. Есть только дата: с 2000 по 2003 год кем-то реализован ряд каких-то строительных проектов в Ростове-на-Дону и Туапсинском районе. А потом вдруг у концерна появляется мясокомбинат «Коневской».

Лишь позже станет известно, что 60% акций комбината после смерти бывшего владельца внезапно оказались в распоряжении семьи первого полномочного представителя президента России в ЮФО, генерала армии Виктора Казанцева. В 2006 году Казанцев решит свести финансовые счеты с бывшей женой и через суд потребует вернуть ему контроль над комбинатом. Так выплывет наружу история комбината и фамилия помощника генерала — Андрея Коровайко.

Федеральным инспектором полпредства Коровайко стал в 28 лет, до этого значился доцентом на кафедре юриспруденции в РГЭУ, где деканом юрфака трудилась его супруга Ирина Рукавишникова, ныне — член Совета Федерации от Ростовской области. Предположительно в 2011 году супруги развелись, у них есть общий ребёнок, который, по идее, является одним из наследников гигантской империи.

По итогам 2020 года выручка «империи» составила 34 млрд рублей, чистая прибыль увеличилась на 87% — до 5,5 млрд. Объём валовой сельскохозяйственной продукции превысил 2,5 млн тонн. Компания заявила, что в 2021 году планирует увеличить выручку до 37,5 млрд руб. Концерн, контролирующий 240 тысяч га, входит в список шести крупнейших землевладельцев России по стоимости земельного банка в рейтинге аудиторской компании BEFL.

Зерно, сахар, мясопереработка, недвижимость и даже производство электрооборудования — в состав концерна входит 35 предприятий. Все они расположены в ЮФО, куда в 2000 году президент Путин назначил генерала Казанцева своим полпредом. Кстати, суд вернул генералу 59,6% акций мясокомбината, но сейчас, если верить открытым данным, 99% предприятия принадлежит сыну Аркадия Чебанова, а 1% — Андрею Коровайко.

Кровавая земля

Казанцев оставил должность и ушел на покой в 2004 году. Если верить материалам суда, на это время пришелся расцвет семьи Цапок, которые установили в Кущевской свои порядки. Их предприятие прирастало земельными наделами, а все жалобы местных жителей на угрозы и расправы клались под сукно правоохранителями самых разных уровней. До тех пор, пока 4 ноября в доме фермера Сервера Аметова не произошло убийство 12 человек.

Следствие установило, что главным мотивом преступления стала месть Сергея Цапка за восьмилетней давности убийство старшего брата. А также желание расправиться с Аметовым, который «подрывал авторитет» главаря. Арестованного Цапка отправили в СИЗО Владикавказа, из которого он, по рассказам станичников, вернулся с выбитыми передними зубами, безропотно признал вину и в ходе следственного эксперимента рассказал и показал, как резал и убивал людей в доме Аметова.

В 2014 году Цапок умер от сердечного приступа в тюремной камере. Следом один за другим свели счеты с жизнью трое его подельников.

«Банду цапков» осудили по 40 эпизодам, включая организацию и участие в 19 убийствах, но никакой «экономической» составляющей в их деятельности суд не увидел. По всему выходило, что банда была создана и 15 лет терроризировала станицу для того, чтобы убивать и насиловать, а вовсе не для того, чтобы с помощью насилия создать одно из крупнейших сельхозпредприятий на юге России.

«Многолетнее рейдерство банды, в результате которого прирастали землей цапковский «Артекс-Агро» (только официально — 17 тысяч гектаров) и подцапковские «Слава Кубани», «Север Кубани», «ДВВ-Агро» и «Юг-Агротехника», вообще оставлено без внимания. Следствие в обвинительном заключении даже мотивирует такое равнодушие к делам фирм — мол, фирмы управлялись родственниками бандитов, которые про деятельность банды ничего не знали», — писала «Новая газета» ещё в 2012 году, следя за судебным следствием.

Отсутствие юридической оценки — кто из преступников, когда и сколько отнял земли у местных жителей — «на фоне» 19 трупов тогда не казалось серьёзным упущением.

На момент бойни 4 ноября семья Цапок через подконтрольные им хозяйства управляла земельным банком в 63 тысячи га, из которых 5,3 тысячи га принадлежали лично матери главаря банды — Надежде Цапок. Остальное — это, как правило, земельные паи местных жителей, отданные в аренду сельхозпредприятиям.

После суда над бандой 50 тысяч гектаров земли оказались в распоряжении «агрокомплекса» семьи бывшего губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. А из-за войны за остальную землю часть станичников попали в тюрьму, несколько оказались под следствием, один был вынужден бежать из страны.

В том числе жертвами «нового порядка» стали ростовские и краснодарские журналисты, которых заинтересовала активность концерна «Покровский» по «восстановлению справедливости» в Кущевской и не только.

Война с журналистами

За деятельностью концерна ростовский журналист Евгений Михайлов следит на протяжении шести лет. Он считает, что трагедия Кущевской стала жупелом, которым 10 лет размахивают перед носом общественности, отвлекая от реального положения дел в станице.

— С этой трагедией, мне кажется, им крупно «повезло», хотя я в такое «везение» не верю: преступление было настолько чудовищным, что этой крови хватило на 10 лет вполне успешной войны за оставшиеся наделы. Посмотрите, кто обрабатывает земли «Агрокомплекса «Кущевский», ЗАО «Маяк» — всех этих «пособников кровавой цапковской банды», — «Покровские», — говорит Михайлов.

Ростовские и краснодарские журналисты отлично знают, чем заканчивается интерес к делам концерна «Покровский». 15 ноября 2019 года в офис краснодарского издания «Юг Times» с обыском пришли сотрудники УМВД Ростова-на-Дону (!). Обыск проходил в рамках уголовного дела, возбужденного в 2017 году (!) в отношении неустановленного лица, которое в неустановленном месте и в неустановленное время «разместило статьи, текст которых содержит негативную информацию, и, тем самым, порочат честь и достоинство Коровайко А.В., Ечкалова С.Н., что также подрывает деловую репутацию ЗАО «Концерн «Покровский».

При этом к «Юг Times» у следствия претензий не было — клевету разместило не имеющее отношения к СМИ ООО «Проминдустрия». Но у оперативников было много вопросов к главному редактору «Юг Times» Марине Тугаевой и журналисту Андрею Кошику за серию публикаций о методах работы концерна в 2016-2017 годах. Методы были настолько неоднозначные, что спровоцировали знаменитый «тракторный марш», когда несколько десятков кубанских фермеров на тракторах решили двинуться в Москву, чтобы обратить внимание на судебный произвол и отъем земельных паев, в том числе в пользу концерна «Покровский».

Участников марша в Ростове остановили силовики, а позже один из его организаторов — Алексей Волченко, который изначально выступал с жесткой критикой «покровских», — заявил, что организовал тракторное движение за деньги и при посредничестве журналистов.

Перед этим, правда, Волченко несколько дней провел в ИВС, куда он угодил за долги по алиментам. Из камеры бунтарь вышел другим человеком. А после того как у кубанских журналистов прошли обыски, решил публично покаяться.

— Весной 2017 года ко мне в Краснодаре обратился журналист Андрей Кошик, который представился журналистом «Юг Times» и через свои влиятельные связи пообещал помочь с решением ряда проблем, как моих, так и других фермеров. Взамен он выдвинул условие: я должен участвовать в организации клеветнической кампании в отношении концерна «Покровский» и его руководства, — как по писаному рассказал Волченко на пресс-конференции в Москве, организованной известным московским адвокатом Сергеем Жориным, который часто фигурирует в процессах, затрагивающих интересы концерна «Покровский». — Кошик сообщил, что заказчиками клеветы являются Фёдор Стрельцов, владелец ООО «Агрокомплекс «Кущевский» из станицы Кущевской, и другие влиятельные лица, которые заинтересованы выдавить предприятия концерна «Покровский» из экономики Краснодарского края. Для этого необходимо создать концерну «Покровский» проблемы в бизнесе любым путём, на это выделены большие деньги, за которые Кошик должен найти подставных людей, чтобы они за деньги смогли выступить в СМИ и интернете с заведомо ложными обвинениями руководства концерна в различных преступлениях. Кошик передал мне 20 тысяч рублей и заранее заготовленный клеветнический текст выступления, а также организовал мою видеосъемку, которую затем разместил в интернете.

В 2019 году обоим журналистам были предъявлены обвинения в клевете.

В январе 2020 года прокуратура Ростовской области признала обыск в редакции «Юг Times» незаконным, но на дело кубанских журналистов это никак не повлияло.

— Пока дело висит, с конца прошлого года никаких следственных действий со мной и Тугаевой не проводится. Статус обвиняемого у меня сохраняется, — сказал Кошик «Новой газете».

Весной 2021 года адвокат по фамилии Аракелян написал заявление в ростовский центр по противодействию экстремизму с требованием привлечь к ответственности автора этого материала и ещё троих ростовских журналистов за ведение анонимных телеграм-каналов, в которых обсуждаются дела концерна «Покровский», личности его владельцев, а также размещается, по мнению автора доноса, информация экстремистского характера.

Журналисты были вызваны на беседу, а через неделю, 6 апреля, в Москве были задержаны сотрудничающие с концерном «Покровский» юристы Генрих Хачатуров, Владислав Бражников и Александр Войналович, а также заместитель директора ООО «Агрокомплекс «Кущевский» Александр Глазырин. В отношении них центральным аппаратом СКР возбуждено уголовное дело о вымогательстве (ст. 163 УК), а также о подкупе или принуждении к даче показаний или отказу от них (ст. 309 УК). Ареста избежал начальник службы безопасности концерна Сергей Ечкалов — он объявлен в федеральный розыск. Фигурантами уголовного дела также являются директор концерна и его основной владелец Андрей Коровайко и его партнёр Аркадий Чебанов. Однако они пока не задержаны. По некоторым данным, следствие считает, что они вымогали земельные участки у фермеров, заставляя их отказываться от дачи показаний по данным фактам, — сразу после ареста написал «КоммерсантЪ» со ссылкой на свои источники в правоохранительных органах.

Поворот не туда

В какой момент репрессивная машина развернулась против сотрудников и владельцев могущественного концерна, сейчас трудно сказать. Официально заявление на «покровских» написала жена одного из участников цапковской банды Вячеслава Цеповяза — Наталья Стришняя. Цеповяз — бывший депутат райсовета, единоросс и правая рука Цапка — сначала отделался штрафом за укрывательство банды, а потом получил 20 лет за соучастие. Широкой публике он запомнился фотографиями с крабами и шашлыком «на зоне».

После ареста мужа Наталье удалось сохранить предприятие «Слава Кубани». Она развелась с Цеповязом, вернула себе собственность и девичью фамилию и продолжила управлять холдингом. Но в 2019 году за ней пришли: кущевский фермер Александр Исюк «вспомнил», что Стришняя принимала непосредственное участие в преступной деятельности «цапков» и вымогала у него деньги. Стришнюю поместили в СИЗО, несмотря на онкологический диагноз.

Александр Исюк — любимый герой журналистов, делающих репортажи об ужасах Кущевки. Сразу в нескольких сюжетах, снятых к годовщине трагедии, он подробно рассказывает, как в 2010 году взял в Росельхозбанке кредит в 70 млн рублей. Наличными. И все деньги у него забрали «цапки». От страха Исюк молчал и заговорил лишь в 2018 году под опекой «покровских» адвокатов.

Почему молчал, он объясняет аудиозаписью однажды поступившего телефонного звонка.

«Если вы не позакрываете рты, Федя, Слава и Наташа тебя убьют. Прокуратура на нашей стороне. У Мурата (вероятно, речь может идти об адвокате Натальи Стришней. — Е. Р.) большие связи. Если ты и твоя жена не откажетесь от показаний на Наталью, Федю и Славу, мы найдём твою дочь. Тебе что, голову надо разбить, чтобы ты все понимал?!» — как по бумажке читает угрожающий текст неизвестный голос в телефонной трубке.

Наталья — это Стришняя, Слава — её бывший муж Цеповяз, Федя — Фёдор Стрельцов, владелец ООО «Агрокомплекс «Кущевский».

Исюк говорит, что ему очень страшно.

— Она (Стришняя) всем говорит, что она все замнет. Что она здесь «шахиня», она везде платит, у неё есть ресурсы, которые остались от «цапков», от Славы.

Этими ресурсами они сейчас пытаются закрыть своё дело. А потом что будет с нами — им все равно, — рассказывал фермер в 2019 году.

Стришняя провела в СИЗО полтора года. Ей вменяли соучастие в убийствах 2002 года, мошенничество, неуплату налогов и подкуп судьи. Главным заявителем выступал Исюк.

Он же в июне 2021 года, после ареста юристов концерна «Покровский», также написал заявление в центр по противодействию экстремизму в отношении автора этого материала и ещё троих ростовских журналистов, обвинив всех в причастности к распространению экстремистской информации через телеграм-каналы.

В июле 2021 года Исюк был арестован Ленинским районным судом Ростова за ложное обвинение в вымогательстве и до сих пор находится в СИЗО.

Фёдор Стрельцов

Ещё одна жертва Исюка — владелец ООО «Агрокомплекс «Кущевский» Фёдор Стрельцов, который во всех официальных бумагах концерна «Покровский» значится не иначе как подельник «цапков».

«Новой газете» Стрельцов рассказал, что действительно в 2010 году купил ООО «Север Кубани» у одного из предпринимателей, входивших в ближний круг «цапков».

— Оно было закредитовано, но у меня были доверительные отношения с Россельхозбанком, банк разрешил мне взять на себя такую нагрузку, — говорит Стрельцов, который к 2012 году распоряжался 38 тысячами гектаров земли.

Он не помнит, в какой момент ему позвонил успешный ростовский предприниматель Андрей Коровайко, который только недавно купил крупное агропредприятие «Маяк», — прежним владельцам «Маяка» банк отказал в реструктуризации долгов.

— Коровайко мне позвонил и сказал что-то вроде: «Я еду из Лабинска в Ростов, давай встретимся по дороге». Я согласился, он заехал в придорожное кафе в Кущевской. Разговор состоялся странный. Он говорит: «Я забрал «Маяк». Я говорю: «Да, слышал». «А ты не хочешь, — говорит, — переуступить мне часть своих предприятий?» Я говорю: «А не много ли будет? Ты же понимаешь, я не сам принимаю такие решения, предприятия находятся под банком». Он говорит: «С банком мы договоримся. Ты подумай, время есть», — вспоминает Стрельцов. — Это была недружественная встреча. «Переуступить» — это как? Он не сказал: «Я у тебя заберу». Сказал что-то типа: «Просто пока руки до тебя не дошли. Банк тебе все равно реструктуризацию не подпишет, ты на это не надейся. 20 лет долги выплачивать — зачем? Сегодня надо жить».

Опытный Стрельцов быстро сообразил, с бизнесменом какого толка он имеет дело, и при первой возможности продал предприятия с 34 тысячами га земли империи Александра Ткачева. А на вырученные деньги затеял своё предприятие — «Агрокомплекс «Кущевский», где со временем было собрано 14 тысяч га земли.

В 2018 году Стрельцов, будучи за границей, узнал, что в отношении него возбуждено уголовное дело о причастности к хищению 33 млн рублей у ООО «Агрохим-Авиа», связанного с Александром Исюком. Стрельцов был объявлен в розыск и в Россию возвращаться не стал.

По ходатайству следователя СУ СКР по Ростовской области Ленинский суд Ростова наложил обеспечительные меры на урожай, выращенный на полях Стрельцова. Его собирали компании, к тому времени связанные с концерном «Покровский».

В апреле 2019 года Стрельцова попытались выкрасть. По данным Службы безопасности Украины, неизвестные россияне наняли двух украинцев, для того чтобы те похитили бизнесмена и потребовали у него выкуп в виде прав на «Агрокомплекс «Кущевский». По другой версии, преступники должны были тайно переправить Стрельцова в Россию. Но исполнитель заказа связался с украинскими силовиками, те инсценировали исполнение заказа и в момент передачи денег задержали некоего жителя Украины Леонида Семыкина. Он арестован по обвинению в организации похищения.

Стрельцов считает, что он, вероятно, мог стать одной из «жертв» деятельности концерна «Покровский».

Так же, как и в случае с АО «Маяк», его «Агрокомплексом «Кущевский» сейчас руководят люди, связанные с деятельностью концерна. Возможное подтверждение тому — арест в числе юристов «Покровского» заместителя директора «Агрокомплекса «Кущевский» Александра Глазырина.

Маятник качнулся в обратную сторону

Бизнес-омбудсмен России Борис Титов, комментируя арест представителей концерна, неожиданно поддержал действия силовиков.

«Эта история связана не только с уголовным преследованием Андрея Каковкина из «лондонского списка», которого после возвращения в Россию дважды пытались посадить по наводке «Покровского», и оба раза неудачно. Это мощный удар по рейдерству как печальному факту из жизни российского бизнеса», — заявил Титов журналистам.

По его словам, ещё в 2019 году в Генеральную прокуратуру направлялись обращения сразу нескольких фермеров юга России.

— Все они жаловались на инициируемое руководителями концерна «Покровский» административное давление, в том числе с привлечением правоохранительных органов. Ещё до того предметом нашего внимания становилось несколько уголовных дел о превышении должностных полномочий (составом преступления в них выступала передача земельных участков якобы по заниженной цене). Заявители также называли инициаторами уголовного преследования владельцев концерна «Покровский» и утверждали, что целью была передача земель именно «Покровскому», — говорит Титов.

Борьба продолжается, считает Евгений Михайлов, хотя последние действия силовиков вселяют в журналиста надежду.

— Мне кажется, что пользоваться административным ресурсом, возбуждать уголовные дела направо-налево можно было до поры до времени. В какой-то момент ты становишься токсичным, вокруг тебя начинает скапливаться большое количество негативной информации и от тебя избавляются. Я не знаю, кто стоит за арестом членов концерна «Покровский», но считаю это одним из самых важных событий последнего десятилетия на юге России, — говорит журналист.

На вопрос редакции о причастности к обработке и получению прибыли с земель «Маяка» и «Агрокомплекса «Кущевский» в концерне «Покровский» официально ответили, что никакого отношения к этим предприятиям не имеют, и посоветовали всю информацию о деятельности компании уточнять у арбитражных управляющих обоих агропредприятий, ставших банкротами после ареста и уголовного преследования их владельцев.

Явку с повинной экс-судьи Мартыновой в концерне считают попыткой свести счеты с председателем Кущевского суда Сероштаном, который в своё время уличил её в занятии бизнесом в статусе судьи. А также следствием продолжающейся деятельности некого преступного сообщества, связанного с «цапками».

«Утверждения Мартыновой С.И. в отношении представителей Концерна Покровский являются заведомо ложными, а сама Мартынова С.И. используется членами преступного сообщества как инструмент давления на Концерн Покровский, в связи с чем в следственные органы подано заявление о привлечении Мартыновой С.И., адвоката Сопяненко и их сообщников к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 306, ч. 5 ст. 128.1. УК РФ», — говорится в письме концерна.

Уголовное дело № 12102001703000075, возбужденное в отношении сотрудников и владельцев предприятия, в концерне считают незаконным и требуют его немедленного прекращения. На том основании, что заявитель, Стришняя, по мнению юристов «Покровского», является подозреваемой в ряде преступлений.

«В конце 2019 года силовые структуры Ростовской области приняли заведомо ложные заявления Стришней О.В., Стришней И.И., Стришнего И.И., главаря кущевской банды Цеповяза В.А. и его брата Цеповяза А.А (т.е. членов семьи Цеповяз — Стришней), сфабрикованные адвокатом Мусаевым М.А, и, основываясь на этих заведомо ложных показаниях и не проведя должной проверки, убедили ГСУ СКР возбудить уголовное дело в отношении владельцев концерна «Покровский», а также адвокатов, которые выполняли свой профессиональный долг, представляя интересы потерпевшего Исюк А.Г. и других лиц», — убеждены в концерне.

Адвокат Владимир Чесноков, который несколько лет отстаивал права жертв цапковского беспредела, говорит, что российский юг с его «золотыми» землями, к сожалению, обречён на повторение кущевского сценария со всеми вытекающими последствиями.

— Крупный капитал пожирает мелкий. Иного способа получить «Агрокомплекс «Кущевский», кроме как посадить того же Стрельцова, не было, — говорит юрист, напоминая о той самой экономической составляющей в деле «цапков», которую, несмотря на громкость процесса, никто «не заметил». — Суды годами не замечали явные факты, не давали процессуальных оценок. Так никто и не ответил на вопрос: почему «цапки» это делали?

Источник: Russian Post

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *