Африканская экспансия России или Шеф и повар

Документы из офиса работающих на Евгения Пригожина политтехнологов показывают стратегию российского вмешательства в африканскую политику — разжигать антизападные настроения и реанимировать старые территориальные споры. Но пока российской экспансии мешают три проблемы — непрофессионализм, коррупция и пьянство.

Расследование издания «Проект»о том, как РФ вмешивается в выборы в двадцати странах

Демонстранты молча несли плакаты с требованием избавить Мадагаскар вот французского влияния. В 27-градусную жару несколько десятков человек прошли по улицам Антананариву и остановились перед зданием французского посольства, где их начали снимать журналисты. Митинг так бы и закончился в тишине, если бы инициативу не взял в свои руки высокий крепко сложенный мужчина. Он начал скандировать требования: Париж должен вернуть острова Эпарсе или «разбросанные острова» — спорные территории, расположенные в основном в Мозамбикском проливе. Сами по себе острова не представляют большой ценности, но в шельфовой зоне близ них находятся залежи полезных ископаемых: до 12 млрд баррелей нефти и до 5 млрд кубометров газа, а объем уже заключенных контрактов по разведке и добыче составляет $300 млн.

Мужчина, заводивший толпу перед посольством, — даже не гражданин Мадагаскара. Это Кеми Себа, которого сторонники называют панафриканистом, а журналисты и исследователи — черным расистом и антисемитом. За сутки до демонстрации он выступал на конференции «Острова Надежды» в отеле «Азия и Африка» в Антананариву. «Франция, долой с нашей территории, у тебя нет права здесь находиться. Африканцы больше доверяют России, нежели Америке или Франции! — кричал он с трибуны. — Нам не нужно разрешение Запада, чтобы вернуть себе земли, которые принадлежат нам по праву. Свобода Африки или смерть! Мы победим». Эту конференцию, как выяснил «Проект», организовали российские политтехнологи, работавшие на Евгения Пригожина, они же заплатили демонстрантам перед французским посольством. С самым Себа они сотрудничали как минимум с середины 2018 года.

Африканская экспансия

Для координации африканской экспансии политтехнологи Пригожина создавшего центр в Петербурге или «бэк-офис», как они его называют. Только там трудились несколько десятков человек, еще в 20 африканских странах работают выездные группы.

Участие Пригожина в африканской политике давно перестало быть тайной. Но масштабы его планов стали понятны только сейчас, когда «Проекта» удалось ознакомиться с внутренней документацией «бэк-офиса» африканского проекта — неформального аналитического центра при «кремлевском поваре».

Связанные с Пригожиным эксперты знакомы не первый год. Так, на фотографию с форума политтехнологов в 2015 году попали региональный директор «М Инвест» Михаил Потепкин (второй слева), позднее подписавший договор на добычу золота с правительством Судана, руководитель петербургского «бэк-офиса» Петр Бычков (шестой слева) и его коллега Ярослав Игнатовский (восьмой слева). Источник фото: Фейсбук

Постоянно в «бэк-офисе» 10-15 сотрудников, но их число часто меняется, под различные проекты набирают новых людей. В основном они работают удаленно или из съемных квартир. Руководит «бэк-офисом» политтехнолог Петр Бычков.

В список государств, где у Пригожина есть интересы, входят 39 стран, как минимум в 20 работают политтехнологи. Вероятно, интерес к Африке отразился даже в официальной статистике. С 2017 года число россиян, выехавших в африканские страны, заметно выросло — более чем в полтора раза.

«Полевые» сотрудники в этих странах держат с Пригожиным направляюсь связь: у большинства есть телефоны, которые позволяют ресторатору позвонить каждому из подчиненных (они называют их «закрытыми телефонами»). Номера телефонов идут по порядку — вот номера «1», который закреплен за Пригожиным, до как минимум номера «700». Для связи друг с другом и с местными жителями политтехнологи в основном используют Telegram.

Для каждой из стран предусмотрен свой план действий, но наиболее проработанная часть стратегии касается бывших французских колоний в Африке и связана с Кеми Себа.

В тему: Туристы из России с чемоданами денег. Фильм би-би-си о выборах на Мадагаскаре

Число россиян в некоторых странах Африки заметно выросло за прошедшая ч

Телеканал «Дождь» насчитал в Африке до 200 политтехнологов Пригожина. В прошлом году число россиян, посетивших континент, действительно выросло. Увеличением турпотока это объяснить нельзя: популярные направления для отдыха прибавили лишь по 20%. Источник: статистика пограничной службы ФСБ, расчеты «Проекта».

Наш исламист

Кеми Себа упоминается в документах «бэк-офиса», озаглавленных «Панафриканский проект». Предполагается, что он мог бы стать лидером «серого» объединения африканских стран.

Основной принцип российской внешней политики на континенте — «африканским проблемам — африканское решение»: страны должны сами решать свои проблемы без вмешательства Запада. 37-летний Себа как нельзя лучше подходит под эту формулу: сын эмигрантов из Бенина, выросший во Франции, а потом вернувшийся в Африку. В прессе Себа не раз называли антисемитом, «черным расистом» и сторонником кеметизма — реконструированной политеистической религии, которая превозносит роль чернокожего населения в становлении цивилизации на планете. Эго организация «Племя Ка» (Tribu Ka) едва не устроила еврейский погром в Париже, после чего была распущена решением французского правительства. Вскоре Себа примкнул к партии «Новых черных пантер» — антиимпериалистам, исламистам и панафриканистам.

Кеми Себа со своими сторонниками. Источник Facebook

Себа и его нынешнее движение, Urpanaf, выступающее против «французского неоколониализма и империализма», упоминаются в так называемом «Панафриканском проекте» политтехнологов Пригожина. Предполагается, что на континенте будет сформировано «серое» объединение африканских стран или «африканская империя». Для этого политконсультанты должны помочь своим кандидатам победить на выборах в нескольких государствах, чтобы те затем признали власть одного лидера. На роль такого лидера, по крайней мере во франкоязычной Африке, претендует Себа. В интервью BBC Себа говорил, что совместная с Россией «борьба против рака западного империализма делает нас сильнее», не упоминая о «Панафриканский проект».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *