Время правосудия: как Литва пытается наказать Россию за военные преступления

65 человек, преимущественно граждан РФ, приговорены к лишению свободы.

Преступление и наказание. В судебном деле века из классики Достоевского для Литвы нет ничего. Недавно десятки бывших советских офицеров были осуждены за участие в кровавых событиях в Вильнюсе в январе 1991 года: никакого признания вины или раскаяния, только жуткое ощущение реальности и гнев.

«Доктор, я буду жить?», — это безнадежный предсмертный вопрос 23-летней Лоретты Асанавичюте навсегда запечатлелся в памяти литовцев как символ 13 января 1991-го. Последние минуты жизни Лоретты, которую раздавил советский танк у Вильнюсской телебашни, до сих пор можно увидеть на YouTube. Эта видеозапись — одно из многочисленных общедоступных доказательств, свидетельствующих о преступлениях страшной ночи, которые Москва до сих пор отказывается признавать.

В тему: В Литве готовят европейские ордера на арест украинцев, участвовавших в событиях 3 января 1991 года в Вильнюсе

России нелегко вынести горькое послевкусие реальности: маленькая страна Литва, заядлый критик Кремля, заочно предъявила обвинения 65 лицам (преимущественно гражданам РФ), в частности, высокопоставленным чиновникам бывшего СССР и современной России, и лично двум присутствовавшим на процессе. Так, бывший советский министр обороны маршал Дмитрий Язов, которому сейчас 94 года, был заочно приговорен к 10 годам заключения. Еще 66 бывших советских военных и агентов КГБ получили от четырех до 14 лет. Несмотря на то, что впереди апелляции и судебные тяжбы, эти вердикты являются образцом для подражания вторым странам, пострадавшим от российской агрессии. Судебный процесс, имеющий прецеденты лишь в нескольких делах, требовал много времени и отваги. И мало кто знает, что все началось со шпионского триллера.

Холодным утром 15 января 1994-го из Вильнюса в Минск выехал маленький «пежо». Это произошло за каких-то три года после кровавых событий в столице Литвы, когда советские войска при поддержке преданных местных коммунистических лидеров попытались захватить радио и телевидение, чтобы сбросить демократически избранную литовскую власть. В автомобиле сидели двое литовских полицейских, прокурор и водитель. Задание у них было отчаянное: привлечь к ответственности десять человек, подозреваемых в участии в попытке свергнуть власть в январе 1991-го. Они могли использовать любые необходимые методы, как в тех историях об операциях легендарной разведки Израиля «Моссад» с похищениями людей.

Сначала литовская контрразведка охотилась на объекты, которые проживали в столице Беларуси: были определены точные адрес подозреваемых и установлена слежка. Первыми в списки были Миколас Бурокявичюс и Юозас Ермалавичюс — литовские коммунистические лидеры старой гвардии, которые в январе 1991 года пытались захватить власть с помощью советских вооруженных сил. По иронии судьбы, после безуспешного переворота они пережили еще один уже в Москве — в августе 1991-го. После их побега в Минск были выданы ордера на арест. Туда и направился «спецотряд». Между тем в белорусской столице литовский генпрокурор Паулаускас принимал меры для того, чтобы процесс получился как можно законнее и отвечал взаимным соглашениям об экстрадиции. Многое могло пойти не так во время операции, что и произошло. Поэтому были разработаны планы «B» и «C», предусматривающие применение силы.

Когда Бурокявичюс и Ермалавичюс услышали от главного прокурора Кястутиса Бетингиса литовское labas («привет вам»), вместо оружия были использованы решимость и настойчивость. Времени не теряли: обоих коммунистов втиснули между полицейскими в тесный «пежо» и довезли до границы, несмотря на огромное недовольство властей в Минске — у подозреваемых были мощные друзья. Помогло то, что для операции выбрали удачный момент: почти все белорусские силы безопасности были тогда сосредоточены на президенте США Билле Клинтоне, что именно в тот день прибыл в Минск с визитом (это была символическая благодарность Беларуси за решение избавиться от ядерного оружия).

В тему: В Литве будут судить двух россиян, причастных к расстрелу гражданских в 1991 году

Правда, вскоре «ядерная война» вспыхнула в Минске против белорусских чиновников, которые помогли литовцам. Бурокявичюс и Ермалавичюс возвратились домой, их отдали под суд и приговорили к лишению свободы. Рискованная операция была успешной лишь отчасти: еще восемь подозреваемых кто-то предупредил, и они ускользнули, в частности убежал генерал Виктор Усхопчик, командующий Вильнюсским гарнизоном в 1991-м. Теперь, когда прошло более 20 лет, его переквалифицировали с подозреваемого на обвиняемого, а его вину — с неумышленного убийства в военные преступления, в которых генерал признан виновным вместе с еще 66 лицами и заочно приговорен к 14 годам заключения. Как и многие другие обвиняемые, он пос апелляцию.

Кое-кто уже не будет отвечать за содеянное: Игорь Баллон, который во время январских событий командовал танковой ротой 106-го полка, умер 8 января 2014 года — в разгар Майдана в Киеве и через 23 года после штурма телебашни в Вильнюсе.

Уголовное дело о январских событиях 1991-го Кремль считает политическим, поэтому и реакция Москвы тоже политическая: Следственный комитет России возбудил уголовные дела против литовских судей.

Давно известно, что, руководствуясь политическими целями, русские выдают против своих врагов ордера Интерпола, поэтому никто не удивится, когда литовские судьи и прокуроры окажутся в каком-то списки. Они знают, что уже том есть. Это показало прошлогоднее шпионское дело бывшего дипломата Альгирдаса Палецкиса, который считался перспективным звездным политиком, но попался на горячем и был арестован.

Палецкис якобы был одним из российских агентов, которые собирали информацию и потенциальный компромат на литовских судей и прокуроров, работавших над делом январских событий. Как считает литовская разведка и ее партнеры, план отчасти состоял в том, чтобы выманить их за границу или шантажировать и нагнетать ситуацию. В то же время российские чиновники из МИД не удержались и откопали древние теории заговора, которые должны были уйти в небытие много лет назад. Несмотря на тысячи свидетелей январских событий 1991 года, сотни раненых и 14 погибших (половина умерла от пуль, половину раздавили танки), Россия до сих пор не признает доказательств, которые даже Дмитрия Киселева склонили на сторону литовцев. Не верится, но печально главно известный пропагандист Кремля был в 1991 году молодым журналистом, не верил побасенкам власти и решился говорит правду о событиях в Вильнюсе 13 января. За это он получил от Литвы медаль, которую потом, правда, забрали.

Вторя некоторым обвиняемым, российский МИД тоже настаивает на мифе о «снайперах», которые вечером 13 января стреляли по людям с телебашни, и о советских солдатах, которым выдали холостые патроны и которые лишь «защищались от толпы». Теорию заговора развивали и в Украине в 2014-м: когда в Киеве расстреляли десятки людей, кремлевская пропаганда обвиняла «литовских снайперов». Итак, Москва всегда невиновна, а нападения совершают загадочные снайперы. Это была любимая версия бывших советских военных, в частности Михаила Головатова, тогдашнего командира спецподразделения КГБ — группы «Альфа», которая штурмовала литовскую телебашню.

«Я не совершил никакого преступления», — не раз заявлял Головатов даже после того, как Вильнюсский районный суд дал ему 12 лет заключения. Из-за Головатого между Вильнюсом и Веной произошел дипломатический конфликт, когда 2011-го он был арестован в Австрии, а Литва требовала экстрадиции на основе международного ордера на арест. Оказавшись на свободе благодаря огромному дипломатическому давлению со стороны Москвы, Головатов мудро предостерег: «Для нас, тех, кто оказался в литовском списки подозреваемых, опасно приезжать на территорию ЕС».

И дальше будет труднее. Даже Головатов признал, что его вместе с элитным подразделением «Альфа» подставили. Кто? Тогдашняя власть, Михаил Горбачев, который потом утверждал, что в ночь на 13 января спокойно спал. В это трудно поверить даже его бывшим советникам, не говоря уже о советских военных, которые считали, что советский лидер их предал. «Он дал нам приказы», — уверял Головатов. Бывший командир «Альфы» до сих пор отказывается даже разговаривать о январских событиях, поэтому, конечно, и не собирается отвечать в литовском суде в качестве свидетеля.

Несмотря на десятки повесток, Горбачев не реагирует. Почти все 67 обвиняемых проигнорировали слушания. В суде появились только двое: российские граждане Геннадий Иванов и Юрий Мель — обоих арестовали несколько лет назад, и они получили соответственно четыре и семь лет заключения. «За что? Я просто сидел на танке и смотрел», — настаивает Иванов, который не признает вины, хотя доказано, что он был одним из тех, кто командовал 107-й мотострелковой дивизией во время атак в январе 1991-го.

Кремль часто рассказывает о возрождении нацизма в странах Балтии, а теперь, по иронии судьбы, бывшие советские военные прибегают к классическому нацистскому оправданию: я лишь выполнял приказы. Ни оправдания, ни ограничения судебного процесса не применимы к военным преступлениям, а именно так несколько лет назад были классифицированы январские события: теперь это не уголовное дело, а военные преступления. Ответственность может нести и тот, кто отдавал приказы, и тот, кто исполнял.

По словам Паулаускаса, это также означает, что есть шансы арестовать или отправить за решетку даже осужденных лиц, ищущих убежища в России, мизерные. Будут и международные ордера на арест, а также еще меньше возможностей свободно путешествовать для подозреваемых — то, что уже успели ощутить на территории ЕС Головатов и другие. По мнению Аудронюса Ажубалиса — бывшего министра иностранных дел Литвы, который в 2011-м ограничил связи Литвы с Австрией, потому что австрийцы освободили Головатова — новые ордера на арест не только бросают тень на Россию, которая предоставляет убежище осужденным за военные преступления, и оказывают на нее давление, но и дают надежду вторым странам.

«Наверное, будет много апелляций, но вердикты свидетельствуют, что мы способны организовать этот грандиозный процесс и, несмотря ни на что, довести его до конца. А также дают надежду Украине и Грузии, которые потеряли территории в результате российской агрессии. Мы показали пример, даже когда проходит много лет, правосудия не избежать и наступит время отвечать за преступления», — отметил Ажубалис.

Ночь на 13 января 1991 года была кульминацией попыток Советского Союза сбросить демократически избранную власть Литвы, которая провозгласила независимость в марте 1990-го. После безуспешной экономической блокады, запугивания и дипломатического давления от Москвы, которая стремилась «защитить права трудящихся и этнических русских», советское руководство решило действовать агрессивнее.

Воспользовавшись международной ситуацией (союзнические силы во главе с США должны были вот-вот вторгнутся в Кувейт, чтобы освободить страну от иракских войск) и оправдываясь необходимостью поддержать местный коммунистический «Комитет национального спасения», советская власть прибегла к военной операции против вильнюсских зданий литовского радио и телевидения, выступавших за независимость Литвы. Во время штурма телебашни и других объектов советские мотострелковые дивизии, консультант войска, используя бронетанковую технику, убили 14 безоружных гражданских и ранили более тысячи человек. Один советский офицер погиб от рук своих. Сразу началось расследование, но тогда организаторов схватки не удалось определить. Никто в Советском Союзе и затем в РФ не взял на себя ответственность за боевые действия.

В тему: Ни одно преступление Кремля не должно оставаться незамеченным

В 1999 году литовский суд приговорил шестерых местных коммунистов-коллаборационистов, а в 2016-м было объединено несколько отдельных дел и обвинение классифицированы как военные преступления. В общем 67 человек, в основном граждан России, обвинили по делу, состоящего из 762 томов, 700 жертв, их представителей и тысячи свидетелей. 27 марта Вильнюсский районный суд признал обвиняемых виновными и всех, кроме двух, заочно приговорил к лишению свободы на срок от четырех до 14 лет. Вердикт не окончательный и может быть обжалован.

Вайдас Сальджюнас, Вильнюс; опубликовано в издании Тиждень

Перевод: Аргумент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *